Ко всем новостям

Всеволод Елфимов: «Без талантов чемпионами не стать»

Всеволод Александрович Елфимов – настоящий хранитель традиций казанской хоккейной школы. Он поработал с каждым из славных тренеров СК им. Урицкого, «Итили» и «Ак Барса», сам возглавлял команду, вывел ее в высшую лигу и в общей сложности отдал казанскому клубу более 50 лет своей жизни. В настоящий момент Всеволод Александрович курирует в системе «Ак Барса» работу с молодежью. В беседе с корреспондентом «Ак Барс Инфо» он рассказал о прошлом, настоящем и даже будущем клуба.

«На улице нужно было уметь постоять за себя»

Я родился в 1949 году в Казани. Родители – уроженцы Воронежа. Они были эвакуированы в Казань во время войны вместе с Воронежским авиационным заводом (это тот самый 16-й завод, на базе которого был создан и функционировал СК им. Урицкого).

Моим первым тренером был Абдул Хакимович Гайнуллин по прозвищу Футбол Хоккеевич. Он один тренировал весь клуб и в хоккей, и в футбол - обходил все дворы, все школы в поисках способных ребят. Индивидуальных занятий во дворе мы не проводили,  просто много играли - своими сверстниками, со старшими, даже с дядьками. Тогда в Казани было много клубов, уровень и накал соревнований был хороший. Детство - это та самая пора, когда идет становление физических качеств, ловкости и координации. Если этот момент упущен, наверстать очень сложно. У нас же все это шло само собой и благодаря этому мы были физически крепкими. Не зря Советский Союз столько лет был чемпионом мира – поколение Рагулина, Сологубова - все они вышли из уличного хоккея и русского хоккея.

Тогда площадки были в каждом дворе, зачастую необорудованные, просто залитые пятачки, и все свободное время с утра до вечера мы проводили на льду. В этом главное отличие нас от нынешнего поколения - мы часами играли самостоятельно. Уличный хоккей закаляет характер - там нужно было уметь постоять за себя, и дает заряд любви к игре. В итоге в спортивную школу приходили ребята, которые уже кое-что умели. Но и уже придя в секцию (в восемь-девять лет), я не бросил уличный хоккей. После тренировки мы шли на каток, где собирался весь район - дети, молодежь, взрослые, и катались еще по два-три часа. В рабочих районах шла своя жизнь, со своими правилами, обычаями. Скажу без преувеличения - спорт многим позволил не только проявить себя, но и спас от тюрьмы.

«Физподготовка у Муравьева была чуть ли не современного уровня»

В команду мастеров я попал рано - в 16 лет. Раньше ведь не было второй команды, на сборы нас брали прямо из молодежки. Меня пригласил легендарный тренер Анатолий Васильевич Муравьев. С 1965 года я привлекался в команду, а с 1966 уже начал выходить в матчах. Там я проходил школу - и хоккейную, и жизненную. Я начал играть нападающим, с Владимиром Ткачевым и Анатолием Орловым. Они были игроками старой закваски - проигрывать не любили никогда и нигде. Даже когда мы играли на сборах в волейбол или футбол, да даже в домино в свободное время, никто своего не уступал! Так же и на площадке. Старшие зорко следили, как я поступал в каждом игровом моменте, и могли строго спросить. Муравьев опередил свое время - физподготовка в его команде была чуть ли не современного уровня.

Команда у нас была очень дружная. Мы не только вместе тренировались, но и много свободного времени проводили друг с другом. Многие были знакомы с детства, росли вместе. Когда я стал капитаном, мне не приходилось никого заставлять, увещевать. В нашем коллективе никто не хотел друг друга подводить.

Годы с 1969 по 1971 я провел в армии, там играл в команде СКА (Куйбышев). Это была хорошая школа, из игроков Урицкого ее прошли также Владимир Гусев, Геннадий Плотников, Рашид Сайфутдинов, Анатолий Романов, Геннадий Маслов, Валерий Шалахин, Сергей Котов. Уже на второй год я стал капитаном команды - это была редкость для рядового. После армии вернулся в Урицкий, хотя меня приглашали и в другие клубы. В тот момент команда была чуть ли не на грани развала, играла во второй лиге. Дела финансовые, о которых я тогда ничего не знал, тоже шли не так хорошо. Доходило до того, что играли в три защитника. Потом на место главного тренера пригласили Евгения Дмитриевича Егорова. Для нашей команды это была величина. Он имел хорошие связи. Руководство завода и города помогли создать условия для команды. Пригласили новых игроков из других городов. Потихоньку команда формировалась. Подтягивалась и своя молодежь, например, Слава Найденов, уехавший впоследствии в московский «Спартак» и трагически там погибший. Внимания к спорту стало больше - построили дворец, появился искусственный лед. Следующий тренер - Владимир Яковлевич Андреев прошел с командой большой путь еще как игрок и капитан. Он продолжил дело Егорова и вернул команду в первую лигу. Я не только под его руководством тренировался, но и с ним успел немного поиграть.

Пришедший вслед за ним Владимир Филиппович Васильев не только прошел высшую школу тренеров Анатолия Владимировича Тарасова, но и как игрок был очень квалифицированным – он играл в «Крыльях Советов», воскресенском «Химике», сборной. При нем у нас появились игроки команд высшей лиги - Валерий Назаров, Александр Сапелкин. Это были очень грамотные хоккеисты, умные, позиционные игроки. Они не просто «доигрывали» у нас, а передавали нашей молодежи свои знания и опыт, готовили себе смену. Год поиграл при Васильеве, а потом получил травму ноги. Я привык быть на первых ролях - семь лет был капитаном, уходить в тень не хотел и поэтому решил заканчивать. А уже подрастала смена. Пришли молодые Сергей Закамский, Равиль Шавалеев.

«За тренером пошли бы и в бой»

Окончив игровую карьеру, я сразу начал работать с детьми. Проработал одну зиму и отправился в Москву на обучение в Высшую школу тренеров. На стажировку приехал сюда. Работал с Васильевым, Олегом Алексеевичем Галяминым. Потом - с Геннадием Федоровичем Цыгуровым. Он многое мне дал - научил самоподготовке, самоотдаче, отношению к работе, дисциплине. Он работал с игроками так, чтобы они за тренером пошли не только на игру, а в бой. Он мог быть жестким, но всегда оставался справедливым и порядочным. Он воспитывал игроков. Говорил: «Фундамент для вашей игры создавало поколения до вас. Нужно соответствовать». Учил профессиональному отношению к хоккею: «Посмотреть на нас приходят рабочие, которые нас содержат. Мы просто обязаны хорошо играть. Мы не создаем материальных благ, но создаем духовные. Мы выполняем социальный заказ, занимаем свою нишу. Ваша задача, чтобы трибуны были полные!» И так оно и было. Билеты невозможно было достать. Потом Цыгуров вернулся в «Трактор», довел его до высшей лиги.

После него был Виталий Иванович Стаин. Он выводил «Динамо» (Минск) в высшую лигу, тренировал «Сибирь» - очень сильную команду в то время. Проработал он здесь недолго, о причинах не мне судить. Мы неудачно взяли старт, его сняли и тренером назначили меня. При мне команда вышла в высшую лигу. Это было большое событие. Лигу тогда расширили, но главное не это. Команда была уже готова к этому уровню. У нас были сплоченность и командный дух, появились мастеровитые игроки - Валерий Шалахин, Геннадий Маслов, Сергей Столбун. Это были звезды первой лиги! В высшую лигу мы вышли уже за счет своих казанских ребят. Это и Сергей Закамский, и Алексей Пучков, и Равиль Шавалеев. В первый год начали неплохо – победы были и над московским «Динамо», и над «Спартаком». ЦСКА обыграли 2:1! А это был поставщик игроков в сборную страны! Где-то мы уступали этим командам и в тактике, и в технике, но по самоотверженности равных казанцам не было!

Поработал главным тренером в команде «Тан», с которой у нас были определенные успехи: выиграли Кубок производственных коллективов в Калинине, здорово играли во второй лиге. Потом Виктор Борисович Кузнецов пригласил меня обратно в Урицкий (в тот момент уже «Итиль»), затем работал с Юрием Ивановичем Моисеевым. В 2004 году меня позвали в Нижнекамский «Нефтехимик», три года я был там главным тренером. За это время мы попали в плей-офф, где проиграли  тогдашнему чемпиону - «Динамо». Потом Зинэтула Хайдярович Билялетдинов пригласил работать со второй командой «Ак Барса». Поработал я и в МХЛ и ВХЛ - словом, прошел все ступени.

«Без талантов чемпионами не стать»

Школа наша сейчас работает хорошо - поставляет все более и более квалифицированных игроков. Многие команды являются чемпионами в своем возрасте. Зинэтула Хайдярович привлекает своих воспитанников к работе в основной команде. Сейчас ведь ставятся не такие задачи, как раньше - не выйти из второй лиги в первую или из первой в высшую, а стать чемпионами. Для этого нужна другая техническая база, инфраструктура, но и без талантов этой цели не добиться.

Сейчас я курирую молодежные команды, отвечаю за рост игроков и их продвижение, связь между командами системы «Ак Барса». Наша задача - не растерять игроков. Я просматриваю игры всех наших команд, включая детские, могу подсказывать что-то тренерам.

Система отбора хоккеистов работает следующим образом. В нашей школе дети занимаются с 6-7 лет,  там мы даем ребятам то, что мы в свое время получали на улице. На более поздних возрастах также отбираем лучших на первенствах Татарстана и страны. А кого-то приходится и отсеивать. Многие родители остаются недовольными,  но они должны понимать важную вещь - не может быть, чтобы все дети были отличными хоккеистами, как не могут все быть хорошими певцами, токарями и так далее. В первую команду попадают единицы. А многие родители давят на ребенка: ты обязан играть в первой команде. И не могут понять, что талант отмерен всем по-разному. Успехов на высшем уровне добиваются немногие в сравнении с тем количеством людей, которое вообще играет в хоккей. А у нас профессиональный клуб - нам нужны только лучшие. И тем не менее, мы делаем полезное дело - отрываем ребят от подъездов, улицы, наркотиков, даем им профессиональное обучение, делаем их физически крепкими, закаляем характер.

Следующая ступень - молодежные команды. Раньше мы отдавали своих молодых игроков в альметьевский «Нефтяник», чтобы они там набрались опыта, окрепли. Но Альметьевск - намоленный болельщиками город. Там свои любители хоккея, они требуют побед. А воспитание молодежи и результат - это разные вещи. Поэтому сейчас наши молодые игроки проходят две ступени – сначала «Ирбис» в Молодежной Хоккейной Лиге, потом «Барс» в Высшей Хоккейной Лиге, где им приходится на равных биться со взрослыми командами. Артем Михеев, Дамир Мусин, Дмитрий Архипов, Зият Пайгин прошли через этот этап. Есть масса примеров игроков, которые поздно созрели – человек может заиграть и в 24 года, и в 25. Нам необходимо такую молодежь держать при клубе, в своей структуре. И благодаря всем этим усилиям сейчас в команде играет много своих. Это великое дело!