Ко всем новостям

Сергей Абрамов: «Я по складу такой — люблю работать»

Сергей Михайлович Абрамов – один самых ярких игроков за всю историю казанского клуба, успевший поиграть и в СК им. Урицкого, и в чемпионском составе 1998 года. В интервью корреспонденту «Ак Барс Инфо» он рассказал о том, как прошел путь от игрока медногорской команды, выступающего на оренбургскую область, до лучшего вратаря страны, участника Олимпиады и Чемпионата мира по хоккею, а также о своей текущей работе на посту тренера вратарей «Ак Барса».

«В первой же игре мне попали шайбой в лоб»

Мама, Александра Сергеевна, воспитывала меня одна. Она прошла войну – была медсестрой на фронте. Впоследствии работала поваром в медучреждениях, заведовала складом в ГИДУВе. Я учился в школе номер 78, стоявшей на месте современного ЦУМа, как раз рядом со старым ледовым дворцом. Уже в четвертом классе я играл со старшеклассниками – в воротах. В те времена я играл без маски. И в первом же важном матче (это был этап «Золотой шайбы», соревновались районами) мне попали шайбой в лоб. Я боялся прийти домой, договорился со своим школьным учителем, чтобы он довел меня до дома и поговорил с мамой. Он зашел, а я за дверью остался. Мама испугалась: «Где мой сын?» Увидев мою перевязанную голову, воскликнула: «Больше никакого хоккея!» Но потом поняла, что я без него не могу, и не просто смирилась с этим, а всячески поощряла. Мама купила мне облегающую пластмассовую маску, дальше я играл в ней.

Сначала я играл в поле, но потом как-то попробовал поиграть в воротах, и мне очень понравилось. Я сам себе сшил блин и ловушку, сделал из книжек щитки. Впоследствии меня заметил тренер СК им. Урицкого Юрий Николаевич Комаров и пригласил в команду, в которой уже было два вратаря. С этого возраста во всех детских командах я был первым вратарем.

Когда я закончил школу, меня пригласили в команду мастеров, которую тренировал Владимир Яковлевич Андреев. Мы сразу поехали на сборы в Атлашкино. Так играли двумя мячами в футбол, и в меня попали одним из них и сломали мне руку. Из-за травмы я уже не мог претендовать на место в команде, но в стороне от хоккея  оставаться не хотел. Рустам Абдулхаев, в то время игрок куйбышевского СКА, мне рассказал, что им нужен вратарь. Поэтому я забрал документы из института и пошел в армию, чтобы играть там за СКА. Год я там поиграл, а потом нас всех отправили по разным частям, так что еще год я был оторван от спорта.

«Вечером не было сил дойти до общежития»

Демобилизовался, вернулся домой. И как-то раз ко мне пришел Анатолий Николаевич Орлов, работавший в то время тренером в Лениногорске. Его команда играла в классе «Б». Я его спросил: «Кто у вас вратари?» Он назвал фамилии. Я согласился – решил, что без труда их переиграю и стану первым. Но когда приехал в Лениногорск, оказалось, что я играю очень слабо и не могу составить им конкуренцию – я не учел, что целый год я вообще не занимался спортом. Пока они тренировались, я самолеты заправлял.

Есть у меня друг Станислав Салмин – мы с ним с первого класса дружим и до сих пор вместе по жизни идем, он работает заливщиком в «Ак Барсе». После армии он поехал играть в Медногорск, это Оренбургская область. Я не проходил в состав в Лениногорске, так что поехал вместе с ним, чтобы играть на чемпионате области. Ох, и наработался я в этом Медногорске! У команды было по две тренировки в день – утром и вечером. Я попросил Славу помочь мне вернуться в форму, так что мы с ним со льда не уходили вообще. Команда вечером приходит на тренировку, а мы все работаем. И так было каждый день, я себя не щадил. Вечером сил не было до общежития дойти.

Через год я стал лучшим вратарем Оренбургской области, и меня пригласили в альметьевский «Спутник». Но там мне тоже было непросто, все-таки чемпионат области и вторая лига чемпионата СССР – это разный уровень. Опять я был слабым игроком. Я просил Евгения Скорнякова, и после тренировки мы с ним еще по часу оставались на льду, и днем, и вечером. Я себя истязал, но все равно оставался вторым вратарем.

Мы играли товарищеские игры с СК им. Урицкого и всегда выигрывали, причем часто с сухим счетом. Так меня заметил Владимир Филиппович Васильев и пригласил в Казань. Урицкий играл в первой лиге, так что я поднялся еще на одну ступеньку. И опять я был слабее остальных. Так что я тренировался как зверь, а там физподготовка была уже на очень высоком уровне. Тогда я почувствовал, что у меня появились силы, чувствовал свой потенциал. Но на игры ставили первого вратаря – Александра Котомкина. Я обратился к Владимиру Филипповичу: «Хочу играть, отправьте меня в Альметьевск». Так что я вернулся в «Спутник», где раньше был вторым вратарем, и моментально «съел» первого. Мне дали там квартиру. В ней был большой подоконник, и скоро он был весь заставлен будильниками – их вручали лучшему игроку матча. На каждую игру я шел с мыслями, что всех переиграю. Ни сил, ни базы у меня не было, но было желание доказать, что я могу. В Альметьевске я почувствовал себя взрослым, опытным, поигравшим в классной команде игроком. Но тренировался я по-прежнему много.

В 1984 году в Урицкий пришел Геннадий Федорович Цыгуров, он пригласил меня в Казань. Я все еще был вторым вратарем, но он мне доверял – ставил на игры. Как-то приехали играть в Минск, Котомкин отстоял полтора периода, мы проигрывали 8:1. Поставили меня, и я не пропустил ни одной шайбы. На другой день снова был матч с Минском, Цыгуров поставил меня, и мы выиграли 3:2. За эту победу мне подарили костяные шахматы. С тех пор мы играли с Котомкиным по очереди. Потом я начал переигрывать его и наконец стал первым вратарем. В 1991 году меня призвали в первую сборную СНГ. Поехали на кубок Германии, и я там очень здорово отыграл. С тех пор постоянно был в сборной. В 1993-м и 1994-м я два года подряд получал звание лучшего вратаря России. В 1994 году поехал на Олимпиаду в Лиллехаммер. А в 1995 году – на чемпионат мира в Швейцарию.

Я по складу такой – люблю работать. В молодежке плохо бегал кроссы, а придя в Урицкий понял, что мне стыдно бежать последним. Начал тренироваться, чтобы попасть в первую тройку бегущих. Хотелось быть первым везде. В итоге даже в сборной, где я был самый старый, кроссы я бегал быстрее всех.

«С Моисеевым было приятно поговорить»

В 1995 в команду пришел Юрий Иванович Моисеев. Помню, как на тренировках за пропущенную шайбу он заставлял меня разбегаться и рыбкой прыгать через ворота. С другими игроками такое практиковалось, но не с вратарями – к нам всегда было особое отношение. К тому же я был в тяжелой вратарской форме. Но для Моисеева все были равны.

Но он был не только тем жестким тренером, о котором все рассказывают – помогал мне не только на льду, но и в жизни. Много с ним разговаривали. Хотя я уже был в тот момент взрослым и опытным человеком, всегда было приятно послушать его рассуждения о хоккее, да и просто поговорить. Он был хорошим психологом. После разговора с ним уходила раздраженность, неуверенность. Становилось легче играть.

До 1998 года я играл в «Ак Барсе». В свое время Виктор Борисович Левицкий посоветовал мне играть и не думать о будущем. А когда в 1998 году мы стали чемпионами, ко мне пошел Моисеев и сказал: «Давай, Серега, заканчивай, наигрался». Я посоветовался с женой и решил завершить карьеру. Я остался работать в команде – тренировать вратарей. Тогда это была новая профессия, я был первопроходцем в нашей стране. Ездил в Финляндию, Швецию, Чехию, смотрел, как там тренируются вратари, покупал диски с видеоуроками. У меня собрана большая видеотека со всего мира. Ездил к Владиславу Александровичу Третьяку в Торонто, прошел там школу. Он и после много мне помогал советами. Обменивались потом знаниями с российскими и иностранными коллегами.

Когда в «Ак Барс» приехал Фредрик Норрена, меня предупредили, что это тяжелый человек – часто на тренировках не выполняет упражнения, если считает, что они не нужны. Тогда я придумал нововведение – поставил на лед камеру и записывал вратарские тренировки. Потом мы с ними смотрели и разбирали – какое упражнение он выполнил правильно, какое – нет. Глядя на это, он начал мои упражнения воспринимать по-другому. С помощью этого ноу-хау мне удалось сделать тренировки более комфортными для него и в итоге более продуктивными. Помню, в плей-офф шайба попала ему под блин и раздробила палец. А у меня большой опыт еще со времен Урицкого: я сам себе подшивал, латал, переделывал форму. Даже подшивал вещи знакомым – они выходили как будто из мастерской. Вот и Фредерику я придумал такой наконечник, чтобы не больно было пальцу и можно было держать клюшку. Помню, в Новокузнецке он подошел ко мне и попросил остаться с ним после тренировки поработать еще – убедиться, что ему комфортно с ним играть. И мое приспособление ему помогло – в итоге мы стали чемпионами. «Тяжелый» характер Норрены я на себе не ощутил –мне было интересно и приятно с ним работать.

Моисеев постоянно говорил: «Надо работать на тренировке на сто процентов, и тогда будет результат». Сейчас эти слова я повторяю своим подопечным. Перед общей тренировкой полчаса идет вратарская. И в эти полчаса надо работать на все сто, но и на общей тренировке не сбавлять темп. Тогда все будет получаться. У меня дома есть мировая книга хоккея, и на первой странице там я.  Я говорю своим подопечным – если хотите попасть в эту книгу, работайте также усердно. Если нужно, я всегда остаюсь после тренировки, с игроками и основной команды, и второй, и с ребятами из школы.

Когда меня провожали из большого хоккея, я говорил заключительное слово. Я тогда сказал, что «Ак барс» всегда славился не только своей игрой, но и своими болельщиками. И что наши преданные фанаты своей поддержкой помогают команде побеждать. Я желаю им терпения, а «Ак Барсу» отличного хоккея!

Комментарии

Добавление комментариев доступно только для зарегистрированных пользователей

  • 112581. erabgggerrr (Казань)
    12 января 2016 г. 23:10
    +1 -0
    Аватар

    Племянника устроил, сам в масле. Чего типа не работать

  • 112578. Said 2007 (Казань)
    12 января 2016 г. 18:49
    +0 -0
    Аватар

    Абрамова уважаю, а молодежь его подводит...

  • 112576. RiBek (Kostanai)
    12 января 2016 г. 16:37
    +2 -0
    Аватар

    Сергей Михайлович, а кто сейчас выкладывается на тренировках или в игре на все 100, что то по играм, а особенно по вчерашней об этом не скажешь