Ко всем новостям

Дмитрий Балмин: «Хорошо помню матч, после которого стали чемпионами»

Дмитрий Балмин, многолетний капитан «Ак Барса», один из самых ярких игроков за все время существования команды, рассказал корреспонденту «Ак Барс Инфо» о своей карьере, тренерах и сегодняшней работе в «Ирбисе». Этот материал продолжает серию публикаций об игроках чемпионского «Ак Барса» 1998 года.

«В хоккейную секцию пришел сам»

Родители: папа всю жизнь работал плотником, мама – лаборантом на химзаводе.

Хоккей был самой популярной игрой среди моих сверстников. Я много играл во дворе, а в хоккейную секцию записался довольно поздно – в 8 лет. Пошел сам: в школе увидел объявление о наборе, взял с собой друга.

Секция СК им. Урицкого находилась в пределах 5 остановок на трамвае от моего дома. Тренировки тогда проводились после уроков. А через год мы перешли во Дворец спорта и стали тренироваться уже с 6 утра. Первый автобус – вахтовый – отходил в 4:20. На нем мы добирались прямо до дворца – последними, после того, как всех рабочих развозили по местам.

Когда я дорос до команды мастеров, «Урицкий» играл в первой лиге. Тренером тогда был Геннадий Федорович Цыгуров. Каждое лето он собирал молодежь нескольких возрастов и мы проходили предсезонку с первой командой. Я ездил на эти сборы каждый сезон, начиная с 8 класса. Месяц мы жили на базе в Залесном, тренировались вместе с основной командой как на земле, так и на льду. На первых порах было тяжело – не поспевали. Но потихонечку втягивались. Это было полезно еще и тем, что в команду мастеров я пришел уже подготовленным – хорошо знал всех ребят, нагрузки знал.

Произошло это в 1987 году. Отыграл два сезона, после чего отправился на два года в армию. Первый год я служил в Свердловске (СКА-Свердловск), второй – в Серове. Это был очень полезный опыт. Денег или каких-то льгот не было, играли «за любовь к хоккею». Жили в казармах, получали такое же питание, как и простые ребята, служившие в армии. Встретил там многих друзей, с которыми до сих пор общаюсь.

«Благодарен всем своим тренерам»

Отслужив в армии, вернулся в Казань и продолжил играть за СК им. Урицкого. Когда начал чувствовать себя одним из лидеров команды? Наверное, когда главным тренером стал Юрий Иванович Моисеев. Возраст уже был такой – 25-26 лет, в это время хоккеисты морально готовы стать лидерами в своей команде.

До этого поиграл в «Урицком» под началом нескольких тренеров. Благодарен им всем. У каждого тренера что-то свое, что-то интересное. Брал от каждого из них по чуть-чуть, и это откладывалось в голове и помогало мне в дальнейшей работе – как в карьере игрока, так и тренера.

Всеволод Александрович Елфимов, сам защитник, много мне помогал, подсказывал: учил кататься, играть на пятаке, бесконечно отрабатывали с ним переходы. Все его подсказки помню и пользуюсь ими до сих пор. Покойный Виктор Борисович Кузнецов был у нас всего год, но это был бесценный опыт. Юрий Иванович Моисеев – многое взял от него. Например, понимание, что на тренировке все нужно делать быстро (быстрее обращаться с шайбой, быстрее соображать), но при этом отдаваться на 120 процентов – чтобы в игре эти навыки проявлялись хотя бы процентов 90 – это уже хорошо. В игре, говорил он, шоковая ситуация. И чтобы в шоковых условиях быстрее принимать решения, необходимо в таком же темпе работать на тренировках. Можно научить быстрее кататься, обращаться с шайбой, а как научить быстрее принимать решения? В этом помогал подбор упражнений, обеспечивавших постоянный контакт. В тесном взаимодействии с партнерами ты и учишься молниеносно делать выбор, как поступить на льду.

«На вас смотрят как на чемпионов»

Помню момент, когда Моисеев знакомился с командой – нас собрали в зале атлетизма в старом дворце в подвале. Там было и руководство команды. Нам представили Юрия Ивановича, нашего нового главного тренера, перечислили все его регалии, хотя и представлять-то было не надо – мы прекрасно знали, что это за специалист.

С первых тренировок стало понятно, что все теперь будет по-другому. У Моисеева своеобразная манера вести тренировки. Он надевал коньки. После нескольких первых упражнений он, не снимая коньков, уходил за борт, брал в руки микрофон и начинал объяснять. Когда ты делал ошибки, следовали знаменитые прыжки через ворота. Стали много и усердно работать. Интересные упражнения были и на земле – бегали, прыгали с рюкзаками на песке. На льду пять кругов в конце тренировки, когда мы злились на него. Мы работали практически без выходных. Он держал всю команду под контролем – как натянутую струну. Она могла бы оборваться, а он всегда находил какие-то слова, нужные для нас. Он говорил: «Ребята, поверьте, ваша тяжелая работа бесследно не пройдет. Результат придет не сразу, но придет обязательно». И говорил он это так, что мы верили ему.

На тренировках мы испытывали колоссальное напряжение, но после, в раздевалке, он мог подойти, пошутить, подбодрить, что-то рассказать. Внутренний стресс снимался.

Хорошо помню матч, после которого стали чемпионами. Мы играли тогда с «Динамо». Идут последние минуты, мы ведем 3:2. И кто-то из ребят мне шепнул: «Вроде закончился матч, от которого зависит наше положение в турнирной таблице, "Магнитка" не смогла выиграть, и поэтому, если мы сейчас победим, будем чемпионами». Раздалась сирена, мы покидали перчатки, стали поздравлять друг друга. Состояние счастья нас просто переполняло. Думать о тех играх, которые еще нам полагалось сыграть по регламенту, было сложно. Но Юрий Иванович, профессионал до мозга костей, заставлял нас работать и дальше – как ни в чем не бывало. Он говорил: «Ребята, понятно, что вы чемпионы, но на вас и смотрят как на чемпионов, вы и играть должны как чемпионы. Нельзя опускаться ниже своего уровня».

«Ты должен убить в себе игрока и стать тренером»

Но и после чемпионского года «Ак Барс» всегда бился только за медали. Завоеванные при мне впоследствии серебро и бронза – не менее ценные награды. Владимир Васильевич Крикунов запомнился своим особым подходом к хоккеистам, к подготовке. Особое внимание он уделял физике – знаменитые баллоны, подъем нескольких партнеров на себе в гору, тяжелейшая беговая программа. На первых порах было очень трудно. Но результат оправдывал все трудности. Когда после сезона, в котором мы завоевали серебро, мы всей командой отмечали день рождения Владимира Васильевича, ребята спросили его: «Что вам подарить?» «Ничего, вы уже самый лучший подарок мне сделали – завоевали медали!» Потом мне повезло поработать с Владимиром Васильевичем и в Нижнекамске – в том числе и как тренеру.

До 2004 года играл за «Ак Барс». Потом перебрался в Нижнекамск, там и закончил игровую карьеру. Когда меня провожали, наш президент клуба, Владимир Михайлович Бусыгин, вышел, сказал добрые слова в мой адрес и тогда же сделал мне предложение – поработать в команде уже как тренер. Я с радостью согласился – не представлял свою жизнь без хоккея.

Со вчерашними партнерами у меня установились новые отношения.  И думаю, на первых порах мне было тяжелее, чем им. Может быть, они этот мой переход в другое качество и не почувствовали. Я старался относиться к ним с тем же уважением, с каким относился и будучи игроком. Не начал на них тут же кричать, ругаться. Тем более заставлять. Старался подсказывать по мере возможностей. Мне было в этой ситуации намного тяжелее, чем им. И мне все вокруг говорили: «Для тебя настал такой момент, когда ты должен в себе игрока убить и стать тренером». Игра – это эмоции. На льду без них нельзя. Тренер же должен смотреть со стороны и этим эмоциям не поддаваться. Когда я был капитаном и видел, что игрок ошибся, мог на него накричать, сделать замечание, даже и в грубой форме (так же, как и он мне, кстати). А тренер обязан эти эмоции придерживать – подбодрить он должен уметь, накричать – ни в коем случае.

Наступил момент, когда наше сотрудничество с Нижнекамском закончилось. Мне позвонили из «Ак Барса» (руководство клуба) и предложили работу – помогать в «Ирбисе» Сергею Григорьевичу Лопушанскому. Подумав, я согласился.

Есть разница для тренера между взрослым и молодежным хоккеем. Не сказать, что работа тренера здесь легче или сложнее – просто есть свои особенности. Ребята еще играют в детский хоккей – не головой, а душой, сердцем, их перехлестывает, они забывают о том, что должны делать на площадке, полностью уходят в эмоции. Проигрывая, они сильно переживают. А работая с тренером, они перестраиваются, учатся профессионализму, качественной работе, взрослому подходу. Но и я подстраивался под них – к молодежи нужен особый психологический подход. Здесь и технике надо уделять больше внимания. А молодым ребятам, которые это читают, скажу: если вы выбрали для себя этот путь, ставьте себе большую цель, идите к ней и не сворачивайте с пути, не разменивайтесь по мелочам.

Напоследок хочется обратиться к болельщикам. Хоккей меняется, но «Ак Барс» остается – остается в ваших сердцах. Он всегда с вами. Любите его, поддерживайте. Команда играет для вас!

Комментарии

Добавление комментариев доступно только для зарегистрированных пользователей

  • 112976. Вот это да (Город на костях)
    20 февраля 2016 г. 23:24
    +0 -0
    Аватар

    Спасибо!