Ко всем новостям

Игорь Смирнов: «Иногда смотрю на распорядок дня, думаю — и как я все успеваю?»

Игорь Николаевич Смирнов, технический директор «Ак Барса» – настоящий долгожитель клуба. Он работает в команде с 1981 года. За это время клуб сменил множество тренеров, дважды менял названия. «А я все тот же», – шутит Игорь Николаевич. В интервью «Ак Барс Инфо» Игорь Николаевич рассказал о своей работе и о себе.

 

«С детства был хоккейным болельщиком»

Я родился в 1948 году в Костроме. Мать – медсестра, отец – работник МГБ, окончивший летную школу. Чуть позже отца переправили в Тбилиси, а в 1953 году мы приехали в Казань, и с тех пор я живу здесь.

Я с детства был ярым хоккейным болельщиком и сам немного поигрывал – лет в 10-11 был вратарем в «Рубине». Потом всей группой перешли в «Стрелу». Катался я, может, лучше других, но понимания игры не было.

Пробовал вольную борьбу, но там не задержался. После полутора месяцев ушел в авиамодельный спорт, даже стал чемпионом Татарии. А потом начал заниматься велоспортом.

Велосипед – тяжелый вид. Это не только многочасовое катание, но и тренажерный зал, прыжковые упражнения, зимой – кроссы по глубокому снегу, все это требует колоссальной выносливости. Но этот опыт и сейчас помогает мне в работе. Иногда смотрю на распорядок дня, думаю – и как я все успеваю?

 

«В СК им. Урицкого меня пригласил Васильев»

Когда я в 1969 году вернулся из армии, меня сразу вычислили в СК им. Урицкого. Они даже как-то узнали, где я живу. Пришли ко мне двое ребят, спрашивают: «Сколько уже дома, месяц? Хорошо отдохнул, теперь давай в седло». Я им: «Какое седло? Я уже на завод устроился, мне семью надо кормить». Они не сдаются: «Да посмотри на себя – молодой здоровый парень, тебе дорога в секцию». Я посоветовался с матерью и решил попробовать.

Через пару дней пришел в спортзал на Ленинградскую, получил велосипед, начал тренироваться. Уже через год меня устроили на завод – я там числился, а на самом деле крутил педали. Так как до армии я уже прошел неплохую школу велоспорта, скоро я стал помощником тренера. До 80-го года я выступал за Урицкий. Стал мастером спорта, затем директором ДЮСШ по велосипеду.

Однажды в 1980 году мы с товарищами отдыхали после тренировки, приводили в порядок снаряжение. А рядом на футбольное поле приехала команда мастеров по хоккею во главе с Владимиром Филипповичем Васильевым. Васильев подошел к нам поговорить – его заинтересовали наши первоклассные велосипеды и новая импортная форма. Я объяснил, что мой приятель – заведующий базой сборных команд Украины. Езжу к нему, все достаю. Васильев дальше расспрашивает: «А где живешь? Какие условия? Доволен ли зарплатой?» Ответил, что живу с матерью, женой и ребенком в двухкомнатной квартире. Тогда Владимир Филиппович предложил мне попробовать поработать с хоккейной командой: «Тебе же уже 32 года, пора на ноги становиться».

После нашего разговора он обратился к директору клуба Николаю Григорьевичу Ивашкину. Тот дал мне пробное задание – достать для команды редкие на тот момент импортные коньки с пластиковыми подошвами. Я привез ему 60 пар коньков. Потом привез еще коньки –более прочные, для защитников – и клюшки «Кохо». Руководство клуба осталось довольно моей работой. Так в 1980 году я попал в хоккейную команду СК им. Урицкого, где и работаю уже больше 35 лет.

К сожалению, в то время вся страна жила по блату. Были годы, когда и еду приходилось «доставать», и одежду, не говоря уже о снаряжении. Это уже потом в управлении хоккея стали распределять импортные коньки – по 100 пар на всю Россию. Высшая и Первая лиги получали по несколько пар на команду. Потом дали право покупать за границей, естественно, за валюту. 16-й завод имел валюту, так как продавал за рубеж запчасти. Руководство выделило нам деньги, и мы, подав заявки через Совинтерспорт, смогли кое-что купить – форму, коньки.

 

«Всякое бывает – иногда падаем. А потом поднимаемся»

Сейчас я занимаюсь всеми нашими командами – и «Барсом», и «Ирбисом», и «Ак Барсом». Организую поездки: купить билеты, встретить, отправить – все это на мне. Вместе с Алексеем Курановым обеспечиваем безопасность на играх. Он – на территории всего дворца, я – в раздевалке и гостевых ложах. Также я курирую оформление всевозможных заявочных документов и контрактов. Много документов нужно иностранцам – приглашения, согласования с миграционной службой. Ведь если игрок не будет зарегистрирован и приедет без приглашения на работу, команде грозят миллионные штрафы. Вместе с хоккеистами приезжают их родственники – всем им тоже надо сделать приглашения. Словом, бумажной работы немало.

Несколько лет назад у меня были проблемы со здоровьем, спасибо клубу – помогли. Работой я доволен – без нее себя не представляю. Я в Урицком с 1969 года. Столько не живут. Клуб уже дважды менял названия, а я все тот же.

За это время я поработал с многими тренерами и считаю, что тренер должен быть жестким, потому что хоккей – это командная игра. В команде все держится на дисциплине. Если кто-то один выбьется из коллектива, это сразу скажется на результате. А результат важен не только нам – его ждут наши болельщики, десятки тысяч людей, которые нас смотрят, в том числе и в других городах. Они верят в нас и надеются на победу. Бывало, игрок возмущается: «Почему меня посадили на лавку?» А тренер просто в глаза ему посмотрел и увидел, что он не уверен в себе. Ты посиди и подумай, а потом иди и докажи, что имеешь право играть. В спорте постоянно надо доказывать, что ты сильнейший, каждую минуту каждого матча. «Только падая и поднимаясь, можно достичь результата в спорте». Так что всякое бывает – иногда падаем. А потом поднимаемся. Это спорт.

Комментарии

Добавление комментариев доступно только для зарегистрированных пользователей