«Я ПЕРЕВОЛНОВАЛСЯ В ПЕРВОМ МАТЧЕ СЕРИИ». БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ ПОДЪЯПОЛЬСКОГО

Дата: 11 марта 2019 г.
Источник: www.ak-bars.ru
Кол-во просмотров: 5054

Владислав Подъяпольский – открытие сезона в «Ак Барсе». 23-летний вратарь получил шанс показать себя в октябре, за три месяца закрепился в основе, попал на Матч Звёзд КХЛ, а к плей-офф стал основным голкипером команды. В интервью официальному сайту клуба Влад рассказал, как оценивает для себя прошедший год, объяснил, с чем ему пришлось столкнуться в первой в жизни серии плей-офф, и описал игровой стиль, за который его полюбили болельщики.

«ГЛАВНОЕ ОТЛИЧИЕ ПЛЕЙ-ОФФ ОТ «РЕГУЛЯРКИ» – СОВСЕМ НЕЛЬЗЯ ОШИБАТЬСЯ»

– Владислав, какие остались впечатления от первого плей-офф? Понятно, что командный результат не очень радует, но индивидуально можете оценить матчи?

− Знаете, до сих пор точно не пойму, как и что. Сезон, в целом для себя, я оцениваю положительно. Я провёл много матчей, самое главное – за «Ак Барс», за топовый клуб. А в плей-офф все всё видели – мы проиграли, будем выигрывать в следующий раз. Но с каждой игрой в плей-офф я чувствовал себя увереннее – я понимаю, что буду расти в таких играх, поэтому рад опыту.

− Вас много спрашивали про отсутствие опыта плей-офф, теперь он есть. В чём главное отличие от регулярного чемпионата?

− В плей-офф нельзя ошибаться – кто больше ошибся, тот проиграл. Все выходят заряженными на такие игры, атмосфера классная на самом деле – и в раздевалке, и на льду. Круто было, когда мы играли в Казани – свои болельщики, арена шумит, всё очень здорово. Поддержка у нас была очень хорошая.

− А в «регулярке» после ошибок меньше атакуют соперники? В чём ключевая разница?

− В «регулярке» ты можешь ошибиться, но выйти на следующий матч уже с другим соперником и отыграть, как надо. А тут, когда идёт серия, каждая игра может перевернуться от одной ошибки, всё может стать совсем по-другому.

− Для всей команды получился неудачным первый матч. Как пережить момент замены, не сломаться, и дома сыграть на хорошем уровне?

− Да как? Пересмотрел голы, опасные моменты. Понятно, что в первом матче я больше переволновался, была психологическая нагрузка: первый плей-офф, эти вопросы мне постоянно задают, пишут везде. Я от этого постарался отстраниться, не читать ничего, но всё равно ведь натыкаешься. Может быть, я сыграл первый матч раньше, чем стоило. Хотя вышел вроде бы спокойно, как и на все игры. Вот этим плей-офф и отличается – всё непредсказуемо.

− Вы какие-то технические ошибки у себя увидели, когда пересматривали голы?

− Нет, просто смотрел, как было бы лучше сыграть при трафике перед воротами. Быстро это всё просчитать не получается, ты смотришь свои ошибки, анализируешь нюансы. Вроде не было такого, чтобы одна единственная ошибка привела к голу, там была совокупность событий.

− Было видно, что «Авангард» много бросал от синей и работал на пятаке. Как с этим бороться? Вратарям ведь сильно толкаться нельзя.

− Мне в Казани приходилось и толкаться тоже. У них просто североамериканский стиль, тренер такой. Защитники хорошо видят момент, когда меня закрывают, понимают, когда бросать, а когда не стоит – «на дурака» они тоже не щёлкали. Вообще соперник классно действовал, было приятно с ними играть – хорошая команда, удачи им.

«СТАРЫЕ ЩИТКИ – КАК СТАРЫЕ КРОССОВКИ»

− Что было самым сложным в серии с «Авангардом» в игровом плане?

− Трафик перед воротами. Сейчас в КХЛ много команд, которые больше разыгрывают шайбу, так не закрывают. А они в этом плане неплохо играют на пятаке, все лезут под ворота.

− В последнем матче вам по рукам попадало.

− Да, но сейчас чего на это реагировать. Конечно, они лезли на ворота, хотели забить, это нормально. Из-за такой игры получается ещё одно неудобство для вратарей – лёд летит в глаза. А в момент броска это может сильно отвлечь.

− На первый матч серии вы выходили в новых белых щитках, а потом – в старых. Почему поменяли? На фарт или не нравились отскоки?

− Всё в общем – в них было чуть удобнее. Это как будто старые кроссовки надеваешь. В новых всё равно немного не то, хотя я к ним уже привык в «регулярке». Просто решил надеть старые – может быть, это такие маленькие хитрости (улыбается).

− Внешне оба комплекта выглядят интересно. Первый раз брали себе сплошной цвет?

− Да, цвет вообще классный. Белые – обычные, многие в таких играют. Зелёные решил заказать летом, поговорили с человеком, который делал форму, и остановились на этом варианте.

«Я СТАЛ СЛЕДИТЬ ЗА ИГРОЙ КЛЮШКОЙ»

− Как у вас сложились отношения во вратарской бригаде?

− В конце сезона мы стали больше с Саней Шарыченковым общаться, поддерживать друг друга. Это нормально, я считаю. Когда Эмиль Гарипов был постоянно в команде, мы и с ним общались, была поддержка. Мы хорошо общаемся, никто никому не хочет плохого – отношения вполне рабочие.

− Был ли от него какой-то подсказ, может, ты что-то интересное от него услышал?

− Я больше смотрю, как он тренируется, это тоже интересно. Вообще, за каждым вратарём смотришь. Мне кажется, и полевые игроки друг за другом наблюдают, кто что делает.

− И во всей Лиге?

− И в Лиге, и в НХЛ смотрю, как они играют, стараюсь брать что-то у них, что бы мне помогло.

− А что из последнего подсмотренного вас зацепило?

− Я стал больше смотреть, как в НХЛ вратари выходят за ворота и играют клюшкой. У них в этом работа большая идёт с детства, у нас в России так не делают. На того же Барри Браста из «Торпедо» посмотреть – да, у него бывают ошибки, но он много передач отдаёт партнёрам, помогает начинать атаки. Игорь Бобков, который против нас играл, также выходил из ворот – он играл в Америке, его там этому учили. Это, наверное, последний момент, за которым я начал смотреть.

− Чревато ошибками.

− Да, но сколько вратари помогают своим защитникам выходить из-под прессинга. Это большая помощь – получается, что у тебя шесть полевых игроков.

− Андрей Василевский пропустил на днях от стекла, когда пошел за ворота.

− Всё бывает, это хоккей. Ничего в этом нет, ты же не знаешь, что будет – выходишь и играешь.

«МНЕ ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ ИГРАТЬ В ШПАГАТЕ»

− Можете вспомнить самый дурацкий гол в твоей карьере?

− Это давно было, когда я в МХЛ ещё играл за «Кузнецких медведей». С красной линии залетело. Но там человек не бросал по воротам, а делал «накидушку». Шайба вообще мимо ворот летела, я решил её остановить – она прыгнула передо мной и залетела в ворота. Самый дурацкий гол, который я пропускал в своей карьере.

− Что нужно делать в таких ситуациях? Выходить под шайбу до того, как она ударится об лёд?

− Лучше да, после этого я стал больше выходить на шайбу, пока она не упала. Если она даже изменит направление полета, то попадёт в тебя, потому что ты будешь ближе к шайбе. Сокращаешь угол и всё.

− Из-за эффектной манеры игры вы стали кумиром болельщиков в этом сезоне. Вам так самому нравится или это привитая система? 

− Мне так нравится – и растяжка в игре, и всё остальное. Думаю, об этом болельщики как раз говорят. Это у меня с детства, я в три-четыре года уже сидел в шпагате. Такой стиль и команду заводит иногда – поймаешь что-то, и видно, как скамейка реагирует. Но я не применяю эти приёмы постоянно – когда можно спокойно поймать шайбу, я не буду в шпагат растягиваться. Но когда ситуация трудная, стараюсь до последнего.

− Видно, что вы буквально удовольствие получаете. Но иногда ведь и на публику есть игра?

− Иногда бывает такое, все секреты не буду рассказывать (смеётся). А от сэйвов кайфует любой вратарь. Я просто стараюсь поймать шайбу, если болельщикам нравится такой стиль – слава богу, я только рад, честно. Мне очень приятно чувствовать поддержку – много людей пишут, добрые слова говорят, всем им спасибо.

− То есть это ваша фишка в игре.

− Ну, фишка-не фишка не знаю. Вот тот же Сергей Бобровский много в шпагате, это его стиль, и он успешно выступает.

«ПРОПУСТИЛ БЫ ОТ БИЛЯЛЕТДИНОВА»

− В этом сезоне вы попали на Матч Звёзд КХЛ. Общались в раздевалке с вратарями?

− Да, с Якубом Коваржем много разговаривали обо всём – не только о хоккее, но и о жизни. У нас в Новокузнецке был вратарь Филип Новотны, с ним тоже общались, когда я был в команде. Мне нравится, что чехи могут говорить по-русски, языки-то похожи. Коварж – хороший, открытый человек, с ним было интересно.

− Не думали тоже сделать специальную форму для Матча Звёзд, как Коварж?

− Нет, какой там делать щитки – ты на весь сезон полностью погружаешься в хоккей. Я сейчас вообще пустой, если честно: надо набираться сил и готовиться к следующему сезону. У нас нет столько много времени, как люди думают.

− Вы знали про буллит Зинэтулы Билялетдинова заранее?

− Нет, я сам, если честно, удивился этому. Слышал, что вратарь той команды должен был пропустить, но он отбил. Наверное, у него в голове уже было «Зелёное дерби» (смеётся). Я бы пропустил на его месте.

− Есть ли у вас хайлайт сезона – момент, который вы больше всего запомнили?

− Одного такого момента нет, но я видел, что много крутят момент в матче с ЦСКА. Наверное, только этот сэйв – такое закрадывается в память. А так – приятно, когда побеждаешь, особенно, когда с пацанами обнимаемся и радуемся.

− Есть запоминающийся момент, когда вас Рафаэль Батыршин приложил за своими воротами. Что сказали ему после этого?

− (смеётся) Да я у него оказался ещё и виноват. Шутка, конечно. Там случайно всё получилось, друг друга просто не поняли – он думал, что я оставлю, а я начал выбрасывать. Рафаэль не захотел тормозить, об меня остановился и всё. Самое главное, что без травм обошлось.

− А почему вы начали выбрасывать шайбу?

− Увидел игрока на борту, которому можно было спокойно отдать – мы же вышли потом из зоны спокойно. Тут договорённость должна быть, с защитниками мы всегда разговариваем, но по ходу сезона какие-то моменты менялись, кому-то удобно по-другому. Это нормально.

− Менялись вы с Эмилем, поэтому неразбериха была?

− Нет, не из-за этого. Менялись разные игровые моменты – все команды ведь играют по-своему. Некоторым защитникам, кстати, неудобно, когда вратарь выкатывается, они говорят: «Не выходи, я сам сыграю». Поэтому всё обговаривается, чтобы удобнее и проще было, такие моменты тоже помогают.

− Вы вообще много общаетесь, когда находитесь в воротах?

− Да, на самом деле, люблю подсказ, да и сам себя завожу таким образом. Хотя иногда бывают какие-то игры, когда я в своей зоне подсказываю по мелочи, совсем немного. Не знаю, от чего это зависит. Стараюсь, конечно, больше помогать команде, пацанам лучше, когда разговариваешь. Из ворот лучше видно игру в зоне –  ты к ней лицом.

«У МЕНЯ БЫЛА МЕЧТА ПОИГРАТЬ В КАЗАНИ»

− О чём думает вратарь, когда долго идёт атака на чужие ворота?

− Да вроде ни о чем не думаю (улыбается). Смотрю, чтобы не открылись один в ноль, ищу момент, чтобы подсказать или ещё что-то. Вратарь в любом случае находится в напряжении. Когда шайба в твоей зоне, больше концентрации. А когда в зоне соперника, можно немного расслабиться, встать, как тебе удобно. Но всё равно думаешь об игре, смотришь за ней.

− А болельщиков вратарь слышит? Полевые обычно говорят, что слышат только на скамейке, а на льду – все в игре.

− Даже не знаю, как это может быть – я всегда слышу наших болельщиков, у нас очень хорошая поддержка. Может, у меня за спиной просто фан-сектор, поэтому я всегда всё слышу.

− Два года назад вы играли против «Ак Барса» за «Металлург». Могли тогда подумать, что будете играть на этой арене, в этой команде?

− Нет, конечно. Но хоккейная жизнь у нас такая – всё может сложиться. В мечтах это, в любом случае, было – оказаться здесь и играть в такой команде. Раньше что-то в мыслях было: я приезжал в Казань, и мне очень нравился этот город. Мечта была поиграть здесь, пожить – сейчас получилось, и мне здесь всё нравится.

− Смотрите – у Новокузнецка отличная школа, молодая команда, есть свой болельщик, это всё понятно. Но наверняка ведь игроки «Металлурга», выходя на матч против топ-клуба, воспринимали это как шанс показать себя и уехать. Есть такое?

− Я не замечал. По крайне мере, скажу за себя – ты выходишь против любой команды, стараешься играть на полную и не пропускать. Здесь, в «Ак Барсе», то же самое, но давления больше, чем в Новокузнецке. Хотя с каждой игрой в Казани мне в этом плане становилось легче. А в Кузне – ты выходишь на игру, вот тебе шанс. На тебя смотрит много людей, как бы ты ни думал об этом.

− В один момент в сезоне у вас было больше очков, чем у Лукоянова с Потаповым, они даже сами про это шутили. Связано ли это с тем, что за задержку игры вратарям стали давать удаления?

− Это помню, да (улыбается). Думаю, это не связано. Вообще, зачем эти задержки – смысла в них нет. Если видишь, что парни устали, конечно, сделаешь паузу, неумышленно. Если умышленно, то получишь удаление, нам в начале сезона говорили об этом. Но я только один раз видел такое – играли в Сочи, и Шике [Дмитрию Шикину] дали две минуты. Это всё делается для болельщиков, все любят хоккей и хотят смотреть игру.

«НЕ СКАЖУ, ЧТО ЛЮБЛЮ БУЛЛИТЫ»

− Если говорить про «регулярку», сможете вспомнить самый сложный матч в сезоне?

− Думаю, самый первый матч был для меня сложным.

− Это дебют против «Авангарда» или после?

− Нет, с «Авангардом» не матч был, а буллиты – это мастерство игроков, лотерея. Потом я вышел в Уфе на замену – там, кстати, было даже не сложно, получилось сыграть на подъеме. Когда проигрывали, Сергей Абрамов мне сказал: «Вот твой шанс, выходи и играй». Ты понимаешь – вот он, шанс, может, его больше никогда не будет. Просто выходишь и играешь, у меня хорошо сложилось.

− То есть, первый полноценный матч со старта?

− «Барыс» − вот там было сложно. Я чувствовал себя немного неуверенно, эмоционально было тяжеловато. Проиграли, по-моему, по буллитам, но «Барыс» − хорошая команда, у них хорошее нападение, я знал об этом. Не считаю ту игру провальной, просто было тяжело.

А лучший матч в сезоне? Это ведь не обязательно «сухарь».

– Матч с «Сибирью» в гостях и домашняя игра с «Автомобилистом» – в них я чувствовал себя хорошо.

− Кстати, про буллиты. Они вам нравятся?

− Знаете, в МХЛ буллиты нравились очень сильно. Я бы не сказал, что этот сезон для меня удачно в плане буллитов сложился. Я выиграл две серии, а проиграл три-четыре. Если бы выиграл все, сказал бы, что люблю буллиты, а так нет – не очень. Хотя это всё равно часть игры, тоже прикольно.

− Куда вратарям обиднее всего пропускать?

− Такого одного места нет. Обидно в принципе пропускать – когда тебе забили, в любом случае, неприятно. Если ты пропустил, значит, есть твоя ошибка.

− Но всё-таки. Условно, есть девятка – тебе «в ухо» прилетело, и ты понимаешь, что вряд ли бы что-то сделал.

− Да, но тогда не садись на колени. Тут много можно говорить.

− Но вот в игре с «Металлургом» Мэтт Эллисон забил в ближнюю «девятку» – как такое возможно отбить?

− Да, он там очень хорошо попал. Там я всё закрыл, но была щелка, и он туда попал. Но потом я стал по-другому играть в таких моментах – садился на одно колено, а не в реверс ноги ставил.

− А вы можете так легко менять приёмы?

− Да, в принципе, я могу и так, и так. Разницы нет – могу щитком ворота закрыть практически полностью. В том моменте я так сел, потому что он мог отдать на дальнюю, было много вариантов продолжения атаки, а он выбрал самый неожиданный.

«ВО ВРЕМЯ ИГРЫ ПЬЮ МНОГО ВОДЫ, ЧТОБЫ НЕ СВОДИЛО НОГИ»

− Правда, что вы по юношам ездили на сборы в Финляндию?

− Я ни разу не ездил. Из «Кузни» ездили Сорокин и Кареев, я ни разу не был там. Я бы с удовольствием, конечно, поехал бы, почему нет, но такие вопросы решает клуб.

− Получается, вся ваша школа – это Новокузнецк?

− Да. Хотя иногда приезжал Иен Кларк, бывший тренер Бобровского в «Коламбусе». На его занятиях было много разных нюансов. Мне очень понравилось, спасибо Сергею за школу.

− Что он вам показывал и объяснял?

− Тот же реверс – когда ближнюю к штанге ногу кладёшь на лёд, а дальнюю поднимаешь. Я вот раньше вообще его не знал. Кларк приехал, показал: как играть, в каких ситуациях. А вообще он объяснял, что каждому вратарю нужен свой подход, универсального метода нет, и нужно от своих возможностей отталкиваться. Ещё рассказывал, как Сергей играет – там много нюансов, психологических в том числе.

− Что для вас было сложнее – первый матч в КХЛ или в плей-офф?

− Первый матч в КХЛ за «Кузню» я с «Витязем» играл. Совсем разные игры, я это ощутил и сейчас понимаю, что это такое.

− Вы победили тогда?

− По буллитам проиграл 1:2. Да, опять буллиты (смеётся).

− У нас есть классная фотография с тренировки – Подъяпольский с водой.

− Это я фотографу сказал, как сделать (улыбается).

− У вратаря «Вашингтона» есть своя фишка с водой – он делает струю из бутылки, а потом провожает одну каплю взглядом, тренируя зрение. У вас есть что-нибудь такое?

− Нет, но если про воду говорить, то я просто много пью на льду. Раньше у меня к концу игры сводило ноги – стиль поменялся, воды за матч уходит много, соли тоже. Сейчас я слежу за водным балансом и нормально себя чувствую.

«В МХЛ ШАЙБА ПРОБИЛА МАСКУ – ПОВЕЗЛО, ЧТО НЕ ЗАДЕЛО ГЛАЗ»

− У вас шрам под левым глазом – он хоккейный?

− Да, маску сломали на тренировке, ещё в МХЛ было. Причём маска такая же, в которой играю сейчас. Я после того случая был уверен, что буду играть как Максим Соколов – у него канадская сетка в клетку. Я надел её один раз, и мне попало в то же место и задело швы. Понял, что менять ничего не нужно, вернулся к привычному варианту.

− Может, она «уставшая» была? Их же менять надо постоянно.

− Нет, не «уставшая» – там сварка отлетела, и внутренней стороной дужки задело лицо. Самое главное, что глаз целый, лицевую кость не сломало. Повезло, на самом деле, там пару миллиметров и все – возможно, глаза не было бы. Хотя момент совершенно случайный.

− Не страшно было потом под броски вставать?

− Нет, страха не было. Говорят же, что вратари – дураки (смеётся). Своеобразные люди. Может, поэтому не страшно было.

− Сложно бороться с инстинктом зажмуривания, когда шайба летит ровно в голову?

− А вот вратари не зажмуриваются. Есть много фотографий, и у меня тоже, где глаза как будто закрыты. Но ты их просто прикрываешь, потому что шайбу бросают вместе со снегом и льдом. Бросок ты видишь, реагируешь на него, когда ловишь шайбу, глаза сами как будто закрываются. Но они никогда не закрыты до конца, как это кажется со стороны. Важно следить за шайбой в полёте, поэтому мы не зажмуриваемся.

«ЖЕНА БРОСИЛА БИЗНЕС И УЕХАЛА СО МНОЙ − ЗА ЭТО Я ЕЙ БЛАГОДАРЕН»

− У вас летом была свадьба. Жена всё ещё живёт в Новокузнецке?

− Нет, сейчас со мной. Мы приехали вместе, когда ещё не были женаты, сами оба из Новокузнецка.

− У неё вроде бы был свой бизнес в Новокузнецке.

− Да, в косметологической сфере. Но потом пришлось всё бросить и приехать со мной в Казань.

− Обычно у хоккеистов жёны не работают, а у вашей супруги бизнес. При том, что вы играете в топ-клубе.

− Понимаю, но она столько училась в медицинском, много времени этому вопросу уделяла. Это была часть её жизни, которую пришлось поменять из-за меня. И я благодарен ей за это.

Генеральный спонсор - Татнефть
Поделиться новостью с друзьями:
Последние новости
МНЕНИЯ ПОСЕТИТЕЛЕЙ
Добавление комментариев доступно только для зарегистрированных пользователей.
Если вы уже зарегистрированы, вам необходимо авторизироваться на сайте, если вы еще не зарегистрированы - можете зарегистрироваться по этой ссылке

Вы можете использовать упрощенный вход с помощью аккаунта социальных сетей:
ВКонтакте

11 марта 2019 г. 20:59+0 / -0
Аватар

Хороший вратарь, лишь бы наши горе-тренеришки не поломали, и учитесь уже работать клюшкой

12 марта 2019 г. 13:39+0 / -0
Аватар

Хороший,но на уровень Ак Барса рано. Пусть где-нибудь в Адмирале потренеруется и возвращается. Ак Барсу нужен уровень не ниже Веханена и Норонена. ИМХО

Согаз MasterCard Eriell Durex РТК Мегафон Haier Hankook Ernst&Young Спорт-Экспресс