Ко всем новостям

«Мы ждали от сезона кубков и медалей − жаль, что не доиграли»

3 апреля «Ак Барс» провёл пресс-конференцию руководства клуба по итогам сезона − встреча прошла в онлайн-формате, на вопросы журналистов ответили главный тренер Дмитрий Квартальнов, генеральный менеджер Рафик Якубов и исполнительный директор Мансур Усманов. 

Поделитесь, пожалуйста, мнением о прошедшем сезоне. 

Дмитрий Квартальнов (Д. К.), главный тренер «Ак Барса»:

− Мы поменяли систему игры, команда её приняла, мы сами поменялись. Обращаясь к журналистам: интересно вас послушать, конечно, услышать комментарии об игре, о системе. Я считаю, что мы довольно неплохо играли, если опираться на статистику, мы много бегали, двигались. В форме игроков есть чипы, в шайбах тоже – они дают интересные данные. Мы в этом сезоне – команда, которая больше всех с шайбой входила в зону. Это о многом говорит, вся эта «чиповая» статистика. Мы работали над контролем шайбы, этого очень сложно добиться, но мы старались, и это получилось. 

Были и проблемы – большинство, в меньшинстве мы сыграли неплохо. Сезон, за исключением Дальнего Востока, мы прошли довольно ровно. Что касается ротации: если разобраться, у нас была ротация, но не так много – у нас были и травмы, и болезни. Иногда журналисты пишут, что какие-то команды «истерзанные травмами». Знаете, у всех свой ад, и у нас, но кто-то не выносит это, а кто-то в угоду не знаю чему говорит об этом. У нас тоже было очень много таких моментов, мы выходили из этих ситуаций – брали ребят из фарм-клубов, из молодёжной команды, работали с ними, готовили их. Думаю, потому и сезон прошёл довольно-таки гладко, поскольку ребята, которые выходили на замену, были подготовлены.

Рафик Якубов (Р. Я.), генеральный менеджер «Ак Барса»:

− Сезон для нашего клуба был успешным – очень жаль, что так всё случилось, и мы его не доиграли. «Ак Барс» стал первым на Востоке и довольно ровно прошёл чемпионат, показывая интересный, агрессивный, атакующий хоккей. «Барс» впервые попал в плей-офф, прошёл первый раунд, и чуть-чуть нам не хватило обыграть «СКА-Неву», чтобы пройти в полуфинал и дойти почти до медалей. «Ирбис» занял в конференции третье место, это тоже хороший показатель, в первом раунде ребята выиграли 3:0. Перспективы были хорошие, надежды были, мы готовились и ждали от сезона кубков и медалей. Жаль, что не доиграли.

Вопрос генеральному менеджеру. 17 человек без контрактов, но главный вопрос – по Джастину Азеведо: пошли разговоры, что куда-то он собирается. С кем планируете продлить контракты?

Р. Я.: – Как только было объявлено о завершении сезона, задача была поставлена такая – сохранить костяк команды, который у нас был в этом сезоне. Нам предстоит начать всё заново с потолком зарплат в 900 млн рублей. Мы к этому готовимся, с прошлого сезона мы не просто так подпускали много молодёжи. Знали, что потери будут, потому что всю команду сохранить всё равно не получится. Переговоры ведутся в рабочем режиме.

− А что с Азеведо?

Р. Я.: – С ним идут переговоры, они находятся где-то уже на стадии завершения, так скажем. Как оно будет дальше – пока я не могу сказать. Каждый день всё меняется. Тем более, до 30 апреля мы должны сделать ему предложение, он должен ответить.

 

«ВЕДЁМ ПЕРЕГОВОРЫ С ЗАРИПОВЫМ, НО КОНКРЕТИКИ ПОКА НЕТ»

«Адмирал» объявил о снятии с чемпионата, «Амур» довольно близок к этому, как пишут. Вероятно, у всех команд, которые спонсируются из бюджета, будут проблемы. В то же время нестабильна ситуация на нефтяном рынке. Насколько всё это влияет на клуб?

Р. Я.: – Пока всё идёт в штатном режиме, мы работаем. Прекрасно понимаем, что творится в мире, но загадывать наперёд нельзя. Мы готовимся, в основном, стараемся сохранить своих молодых ребят, звёздочек, которые у нас есть. Что там дальше будет, одному богу известно. Мы верим, что всё будет хорошо, любим хоккей, без него нам никуда. Будем надеяться на лучшее.

− Как перспективы бюджета определяются – будет он сокращён или нет?

Р. Я.: – Пока такого нет. Думаю, у нашего главного спонсора – компании «Татнефть» − хоккей сейчас пока на втором плане, есть другие головные боли. Они решают более важные вопросы.

– Есть ли у вас беспокойство за российский хоккей в связи с последними событиями? Клубы снимаются, игроки уезжают в НХЛ, курс рубля может сказаться на легионерах, вводится потолок зарплат. Что будет с нашим хоккеем?

Д, К.: – Все эти вопросы на поверхности, конечно. Ребята будут уезжать, наверное, это нормально – все хотят попробовать себя в первой лиге мира. Я бы хотел, чтобы у нас все играли по одним правилам, установили потолок в 900 миллионов – давайте все так работать. Думаю, у нас будет очень хорошая лига. Молодые парни из России поедут за океан, да, но НХЛ многих не переварит, некоторые иностранцы наоборот приедут к нам.

Р. Я.: – В первую очередь нам всем нужно перебороть беду, которая пришла в общество – вирус. Что касается потолка – действительно все должны быть в равных условиях. А ребята, которые уедут сейчас в НХЛ – мы ведь всех их знали уже давно, всё было на поверхности.

Что касается легионеров, то никаких сложностей в общении с игроками нет. Переговоры идут нормально, наши хоккеисты тоже реагируют нормально, вопрос у всех только один – когда закончится период ограничений. Когда мы сможем работать в полную силу, тогда и поставим все точки

Была информация о том, что Евгений Свечников возвращается в «Ак Барс». Будет ли он в команде, ведутся ли с ним переговоры?

Р. Я.: – Мы связывались с ним, я разговаривал с его агентом. Пока конкретного ответа нет, парень хочет остаться за океаном, закрепиться. Насколько там у него получится… Но мы готовы, мы его ждём. Переговоры были, сейчас всё зависит от него.

Подписан ли новый контракт с Данисом Зариповым? Об этом упоминал Алексей Морозов.

Р. Я.: – Я этого не говорил (улыбается). Пока идут переговоры. Сами понимаете, что творится в мире, о чём-то конкретном мы пока не можем сказать. Идёт дистанционная работа, мы общаемся с агентами, с игроками, но конкретики пока нет.

Что за история была с письмом «Ак Барса» в лигу с просьбой остановить чемпионат? Клуб потом опровергал всё, хотелось бы услышать детально ситуацию.

Мансур Усманов (М.У.), исполнительный директор «Ак Барса»: 

– Ситуация была такая – мы обратились в лигу с просьбой ускорить рассмотрение вопроса. В команде поднимались важные вопросы, их надо было решать. Мы всего лишь обратились в лигу. Всё остальное потом было додумано – об отказе и прочем. Официально мы написали только обращение в лигу с тем, что есть вопросы, которые мы бы хотели побыстрее обсудить и решить.

 

«МЫ МОЖЕМ ДОИГРАТЬ СЕЗОН В АВГУСТЕ, НО ЭТО БУДЕТ УЖЕ НЕ КУБОК ГАГАРИНА»

Дмитрий Вячеславович, оцените, пожалуйста игру легионеров «Ак Барса» в этом сезоне.

Д. К.: − Я считаю, что ребята сыграли на своём достойном уровне. Азеведо – это наш лидер, который давно играет в команде. Он очень неплохо сыграл, он выходит у нас на многих позициях. Но, чтобы раскрыть его в большинстве, нам нужен был игрок другого плана, чуть более мастеровитый. Все ребята мастеровитые, но на большинство немного химии не хватало, нужен был хоккеист с другого края, чтобы Азеведо успешнее самореализовался. Вот здесь я вижу дополнительные моменты, где мы можем усилить игру. Джастин не забил где-то с десяток важных голов. 

Все наши иностранные ребята – сильные игроки. При этом сейчас мы работаем над тем, чтобы усилить большинство. Что касается Патриса (Кормье), это наш ключевой центральный нападающий, который неплохо играет под воротами соперника. Это стержневой хоккеист, который здорово действует на вбрасываниях, мы им очень довольны. Но считаем, что у него есть ещё потенциал усилить нас. 

Мэттью Фрэттин – сезон, может быть, складывался для него не так успешно в плане результата по отношению с прошлым годом, но в плей-офф он сыграл очень здорово. Жаль, конечно, что плей-офф прервался, и мы не увидели, что мог сделать Мэтт дальше. Но я считаю, что он и в прошлом сезоне в плей-офф за «Барыс» играл хорошо, в важных играх он – молодец, себя проявил. 

Что касается Адама Рейдеборна, он нам помогал в хороших, ключевых играх. Были у него, конечно, неудачные матчи, но это наш парень, потенциал у него огромен, может ещё добавить. Мы на него смотрим с позитивом. Ессе Виртанена мы взяли уже шестым иностранцем, в плей-офф он сыграл очень хорошо, с лучшим показателем полезности в команде. Ему было тяжеловато приходить по ходу сезона. 

Вообще, если вот так взять, ребята, которые приходили перед дедлайном, сыграли чуть ниже своих возможностей, особенно по сравнению с теми, с кем мы провели весь сезон. Может быть, это та работа, которая была заложена летом, но им где-то не хватало. Очень хорошо провёл сезон Майкл Викстранд – он сыграл ровно, парень обладает хорошим здоровьем, мастерством. Мы им очень-очень довольны.

Есть ли игроки, которым точно не сделают предложения о продлении контракта?

Р. Я.: – В данный момент пока идёт работа. Прежде, чем кого-то выгнать, как говорят, надо кого-то взять, правильно? На данный момент единственный такой человек – это, наверное, Олег Ли, с ним мы точно не будем продлевать контракт. Он становится неограниченно свободным агентом. По иностранцам мы ещё думаем, у нас есть варианты. Есть вопросы по некоторым игрокам, с которыми мы ведём переговоры. Где-то финансы играют роль, где-то – другие вопросы, нестыковки, так скажем. Думаю, неделя-две, и ясность уже настанет.

− Будут ли в приоритете клиенты Никиты Квартальнова?

Р. Я.: – Мы работаем со всеми агентами одинаково.

− Тем не менее, в «Ак Барсе» была ситуация с агентом, близким к главному тренеру, поэтому вопрос вполне себе логичный.

Д. К.: – Давайте я закрою эту тему. Скажите, какая команда КХЛ выигрывала три кубка, просто ответьте на этот вопрос. Давайте в грязном белье других команд поищем? Поверьте, найдём очень много. Я не понимаю, о чём вы говорите. Я уверен, что мы будем ждать ваших интервью, они же будут, вы же работаете. Так же и он (Никита Квартальнов) будет работать. Если он выбрал такую деятельность, ему что теперь, не работать? Каждый будет работать. Зачем уделять этому внимание, я понять не могу.

Объясните, пожалуйста, логику обмена Владимира Ткачёва в «Локомотив»? С чем это связано, и выиграл ли клуб от обмена?

Р. Я.: – Парень получил довольно серьёзную травму в Магнитогорске, сотрясение мозга. Он полтора месяца лечился, ему дали все возможности, лечение, восстановление. После выхода на лёд в первых играх он начал капризничать – мало игрового времени, нет большинства. С ним разговаривали и я, и главный тренер: «Вова, потерпи, ты после травмы потихонечку входишь в состав, набираешь ритм и форму». Но тут вышел агент, и человек просто сказал: «Я не хочу играть в команде, ищите мне обмен». Мы начали искать обмен и нашли. Им интересовались клубы Восточной конференции, но туда мы не могли его отдать. Единственный обмен, который устроил, случился».

− Контракт у Дмитрия Квартальнова подписан по схеме «1+1». Можно ли официально говорить о том, что соглашение пролонгировано?

Р. Я.: – У нас пока не было встречи с президентом клуба, пока с этим коронавирусом не до хоккея.

По Ткачёву. Почему именно Степана Санникова взяли взамен?

Д. К.: − В плане этого обмена я вообще комментировать бы не хотел, все моменты вы можете у Володи (Ткачёва) спросить. Для меня самого это было неожиданностью. Получилось так – был Восток, куда мы могли его отдать, но решили на Запад: выбор был небольшой.

Насколько в «Ак Барсе» готовы к тому, чтобы в августе провести «турнир восьми», где будет разыгран Кубок Гагарина? Звучало также предложение Андрея Коваленко разыграть кубок в серии «Ак Барса» и ЦСКА.

Д. К.: – Это, наверное, будет уже не Кубок Гагарина, который должен включать в себя четыре раунда. Там, когда уже доходишь до финала, иногда получается, что решают детали – выигрывает даже не тот, у кого сильнее состав. Там есть и травматизм большой, и усталость. Мы можем сделать какую-то копию, но это будет не тот кубок, который был всегда.

 

«У БИЛЯЛОВА И РЕЙДЕБОРНА ЕСТЬ БОЛЬШОЙ ПОТЕНЦИАЛ, ЧТОБЫ СТАТЬ ЕЩЁ ЛУЧШЕ»

Дмитрий Вячеславович, чем занимаетесь на карантине, может быть, у вас есть какой-то распорядок дня?

Д. К.: – Немного позанимался спортом, есть возможность – у меня в подвале дома оборудован небольшой спортивный зал: беговая дорожка, велосипед, штанга, всё необходимое. Сейчас в кабинете сижу, тут есть винный шкафчик – нормально, могу тут прожить.

− Вы завели разговор о входах в зону с шайбой, это прекрасно. Но вы же не будете отрицать, что по ходу сезона у команды в игре было всё меньше и меньше нестандартных действий?

Д. К.: − Подискутировать хотите? Давайте. Вы говорите про конкретные моменты, объясните, в каких играх, в каких моментах. Ещё раз говорю – у нас был провальчик, когда мы поехали на Дальний Восток. Тогда мы приехали из ОАЭ и немного просели. Мы прекрасно понимали, что это произойдёт, об этом говорили и обследования после поездки. И эту серию мы сыграли довольно-таки неважно. Дальше я с вами согласиться не могу – как мы планировали, так и играли. Если мы будем смотреть по составу, у нас где-то была серьёзная череда травм, просто мы её никогда не афишировали. Были моменты, где очень много прокатилось ребят через нашу команду. Положа руку на сердце, я скажу, что когда пришёл в «Локомотив», уровень мастерства молодых ребят был чуть выше. И там хоккеисты успешнее заходили в команду. Здесь ребята были, которым немного не хватало, и в этих играх у нас был размытый состав, где мы выглядели не так, как нам хотелось.

В первые 2 месяца все в команде были готовы идти в обводку. Особое впечатление производил Даниил Журавлёв, который не боялся обводить на своей синей линии, а потом это всё куда-то ушло.

Д.К.: − Что касается Журавлёва – мальчику сколько лет? 19. Он играет такими серьёзными волнами, это хороший хоккеист, с большим будущим. Но он раньше никогда не играл на таком уровне, а здесь сразу всё свалилось. Даниил проводил по 20 минут за игру, и мы ожидали от него таких проседаний. Иногда ему нужно было давать отдохнуть, но мы не могли этого сделать, потому что в составе было 3-4 травмированных защитника. Физически и психологически парень пока растёт. Так же было и с некоторыми другими ребятами. Бывают разные периоды у всех игроков и у всей команды.

Приложение КХЛ в моём телефоне показывает всю статистику матчей – вот игра против «Адмирала» на выезде, мы её проиграли 1:5. Время владения шайбой у нас на 2 минуты больше, у нас 40 бросков по воротам, у них 18. Вбрасывания 41:25 в нашу пользу. А потом смотрим матч «Адмирала» с ЦСКА – счёт 2:5. Статистика практически такая же – армейцы опережают по броскам, по времени владения, приблизительно то же самое. И вот эксперт Леонид Вайсфельд в своём репортаже говорит: «Судя по статистике, победа ЦСКА закономерная». При этом статистика у нас и у них одинаковая, а результат разный.

Бывают спады у всех, и неудачный день вратаря с показателем отражённых бросков в 72% никогда не даст выиграть. Можно любую схему нарисовать, но плохой день хоккеиста, особенно вратаря, на это влияет. По-моему, на пресс-конференции после матча со «Спартаком» я сказал похожую вещь. Мы тогда приехали в усечённом составе, дали отдохнуть легионерам, хотя могли бы зацепиться и за первое место в Лиге, но приняли решение дать игрокам отдохнуть. Мы тогда проиграли 3:6, и это тоже был подобный случай.

Чувствовать удачный день вратаря – искусство тренера вратарей. Вам не показалось, что «Ак Барсу» не хватало тренера, который был бы в активной работе?

Д.К.: – Вот что касается игры со «Спартаком» – после двух голов Адама мы поставили молодого Амира Мифтахова, который только что приехал из сборной. К сожалению, он нам не помог, был на эмоциях.

Я вам расскажу такую историю, обычно мы эти вещи не рассказываем. Но перед сезоном Тимур Билялов подходит ко мне и говорит: «Отпустите меня в Ригу», я удивился, неужели он не верит в свои возможности здесь, а он отвечает: «У меня там шансов больше». Мы поговорили, и этот мальчишка стал работать, проявлять себя, и посмотрите – он рекорды устанавливал. И это разве не результат работы Сергея Абрамова?

Алексей Мурыгин в «Локомотиве» тоже бил рекорды, и Илья Коновалов тоже. Кажется, что это ваша тактика, а не результаты работы тренеров вратарей. Если Тимура поместить в другую систему, результаты будут другие – мы видели это по сборной.          

Д.К.: – Наверное, чтобы оценивать игру хоккеиста в сборной, ему нужно провести хотя бы 2-3 матча. Тимур сделал огромный шаг вперёд, он ввязался в драку – у нас были Гарипов и Рейдеборн, такие два «монстра», и Билялов вытерпел. Он услышал меня летом, что всё начинается с чистого листа, что если переиграет всех, то будет выходить в старте. Так и произошло. Я считаю, что Тимур – вратарь высокого уровня.

Будет ли новый тренер вратарей в штабе в следующем сезоне?

Д.К.: – У нас было два тренера вратарей, так получилось, что дальше в сезон пошли с одним Сергеем Михайловичем. Мы работаем над этим вопросом, хотим кого-то пригласить, но ситуация сейчас постоянно меняется. Конкретно ответить на этот вопрос не могу, но мы хотели бы усилиться. У Билялова и Рейдеборна есть очень большой потенциал, чтобы стать ещё лучше.

 

«МОЛОДЫЕ БУДУТ РАЗВИВАТЬСЯ ДАЛЬШЕ − ОНИ РИСКУЮТ, НЕ БОЯТСЯ ИГРАТЬ»

Расскажите, пожалуйста, о прогрессе Альберта Яруллина. Летом казалось, что он в группе риска, а по итогам сезона это лидер команды.

Д.К.: – Я не хотел бы выделять только его – посмотрите, какой сезон провёл Михаил Глухов, Галимов-старший. Очень много ребят приняли ту работу, которую мы предложили команде. Альберт – крепкий, стержневой мальчишка, я вообще не удивлён тем, как он сыграл. Вот у нас есть Никита Лямкин, если он чуть-чуть войдёт в стезю Альберта, он тоже сильно добавит в результативности.

Преимущество Альберта в простоте – в отборе, конечно, и в простых решениях. Он в большинстве очень много бросает, находит пространство, доставляя шайбу до ворот.

– А про Кирилла Петрова что можете сказать?

Д.К.: – Это хоккеист хорошего возраста. Он начинал предсезонную подготовку в четвёртом звене, потом многих переиграл и стал выходить в ведущем звене, и сыграл неплохо. Он вернулся домой, наверное, хотел порадовать всех близких. Вообще мне с Кириллом комфортно работать, но пика своего он ещё не достиг.

Были моменты, когда вы сажали на лавку Даниса Зарипова. Почему так происходило?

Д.К.: – Даниса я посадил на лавку в выездном матче против «Авангарда», первом после перерыва в чемпионате. Такие игры всегда сумбурные, потому что практики практически нет, за 10-12 дней мы не провели каких-то встреч. И хоккей в Балашихе был очень быстрый, прямолинейная даже, вертикальный, нужно было попадать в скорость. В принципе, Данис и не должен быть выходить на ту игру, как он не выходил в ноябре после паузы. Мы в паузах поднагружаем ребят, я видел, что Зарипов «наелся» и потому мы дали ему перерыв в 1-2 игры. Но в этот раз многие наши хоккеисты уезжали в сборные, были травмированные в составе, и поэтому Даниса поставили.

В третьем периоде он чуть-чуть не попадал в момент игры, нам стоило его выпустить попозже. А ещё Данис не выходит на лёд в последние 5-6 минут матча, когда мы ведём в одну шайбу. Такое есть, созидатели больше играют в атаке и меньше в обороне, потому что есть люди, которые делают работу в своей зоне лучше. Вообще я думал, что Зарипов намного меньше матчей сыграет в этом сезоне, но он провёл очень много встреч, и провёл их хорошо. Иногда он сильно уставал, мы терпели эти моменты, но Данис большой профессионал и тоже воспринял нашу работу правильно. Наша система другая, более катающаяся, требующая больше энергии, и он всё принял. К сожалению, Данис не молодеет, есть большой потенциал мастерства и понимания игры, и потому в каких-то моментах мы должны были его поберечь.  

Артём Галимов в первый же сезон в КХЛ набрал 26 очков. Что такого уникального в этом парне?

Д.К.: – Артём – очень стрессоустойчивый игрок. Кстати, Воронков и Журавлёв тоже стрессоустойчивые пацаны. Знаете, опытные ребята иногда «плывут», а эти играют и под давлением, и под критикой. Это здорово и говорит о многом – парни будут развиваться дальше и играть, пока это первый их плюс. Люди не боятся играть в хоккей, не боятся брать на себя ответственность, рискуют. Да, мы не можем себе позволить получать постоянные обратные атаки из-за их рисковых действий. Но если пропорция идёт вверх, если пользы от их действий больше, мы никогда не будет ущемлять хоккеистов.

– Когда Дмитрий Воронков столкнулся с негативом после финала МЧМ, вы будто бы поддержали его и стали выпускать на лёд. Была внутренняя стратегия тренерского штаба по помощи игроку?

Д.К.: – Да мы ничего практически не делали здесь, просто давали играть. Он отдохнул один матч и вышел на лёд. Я вспоминаю, каким увидел его год назад – ну, честно говоря, дрищ. Такой высокий, худой. Но Дима принял в голове нашу работу, это самое главное. Мы ведь им всем добра хотим и потому что-то объясняем, доносим, не все это правильно воспринимают. А как только понимание приходит, сразу идёт игра. И Воронков всё сделал правильно, он и физически добавил, и ментально. Мы его не напрягали, просто пообщались немножко после чемпионата мира, но он сразу после турнира сделал шаг вперёд. Это здорово, что он посмотрел тот уровень.

Мы сказали сборникам по возвращении: «Всё, ребят, детство закончилось, теперь вы во взрослом хоккее», вот и всё.

 

«НАДЕЕМСЯ, НАШ ПРИМЕР ПОМОЖЕТ КЛУБАМ И ЛЮДЯМ СПЛОТИТЬСЯ»

Футбольные клубы сокращают зарплаты игрокам. Насколько вероятен такой шаг в «Ак Барсе» − будет ли клуб сокращать зарплаты команде, персоналу?

М. У.: – Что касается сотрудников и общей ситуации, пока мы работаем в штатном режиме. При необходимости клуб, конечно, готов адаптироваться к условиям. Эта ситуация будет одинакова для всех, и мы должны быть готовы к этому. Думаю, мы будем готовы.

Многие клубы помогают больницам и различным другим учреждениям в борьбе с коронавирусом. Что сейчас в этом плане делает «Ак Барс»?

М. У.: – Помогаем. Вчера у нас была первая миссия – пожилым болельщикам нашего клуба и нашим ветеранам привезли продукты, это была первая акция. В целом, мы рассматриваем не только болельщиков и не только ветеранов клуба, мы рассматриваем всех пожилых людей, участвуем в совместной работе со штабами и в Альметьевске, и в Казани, и в Татарстане. Хоккейные клубы «Татнефти» − и «Ак Барс», и «Нефтяник» − принимают в этом участие в коллаборации с волонтёрами, мы сами являемся волонтёрами, у нас есть списки водителей, кто развозит продукты. Плотно участвуем со штабами, будем продолжать.

Михаил Степанов, руководитель медиацентра «Ак Барса»: 

− Компания «Татнефть» первой в Татарстане запустила волонтёрское движение, сейчас выпускает и маски, и антисептики, перепрофилирует производства, завод ТАНЕКО шьёт специальные костюмы. Мы находимся в тесном контакте. Также поступают анонимные пожертвования от игроков, которые пишут, спрашивают, чем они могут помочь. Эта работа ведётся, надеемся, что пример «Ак Барса» и других спортивных клубов, и граждан сподвигнет на то, что нужно сплотиться и вместе справиться с проблемой. 

Сейчас стоит вопрос о выплате зарплат игрокам за апрель?

М. У.: – Мы пока рассматриваем не сокращения, а выплаты по контракту. Изучаем этот вопрос, но, я думаю, что выплатим полностью.

Перед началом плей-офф говорили о том, что «Ак Барс» установил рекорд посещаемости. Понятно, тут и игра команды с новым главным тренером, но и работа офиса наверняка этому способствовала. Каковы результаты этой деятельности: заработали на маркетинге или наоборот не выполнили план? Есть какие-то цифры?

М. У.: – У «Ак Барса» стоят серьёзные задачи на несколько лет по коммерческой составляющей. В этом году мы были близки к выполнению этих целей, но не достигли их понятно по каким причинам. Тем не менее, для достижения этих целей реализуется проектная программа, процессная модель. Это даёт результат, в том числе, по посещаемости: мы анализируем мнения болельщиков, формируем обратную связь, анкетируем. Плюс сама игра команды – всё приводит к тому, что потихоньку мы практически достигли наших целей по посещаемости, но не выполнили конечную задачу. Мы были к этому близки, думаю, работа будет продолжаться с учётом корректировок в связи с ситуацией.

А можно конкретики – какая была цель, сколько посещаемость, сколько заработать?

М. У.: – Цифры есть, мы доведем потом дополнительно, если надо. По коммерческому плану мы достигли 95% от плана после первого раунда плей-офф. Мы надеялись выполнить все наши коммерческие цели с учётом этого сезона и с учётом наших спортивных показателей. Не секрет, что и «Ак Барс», и «Барс», и «Ирбис» играли ровно, и мы выполняли наши цели.

Какие цели у «Барса»? Там по 300 человек зрителей на матч ходит, команда существует, чтобы готовить игроков. Какие коммерческие цели там могут стоять?

М. У.: – С одной стороны, да, с другой стороны, не соглашусь с вами. «Барс» − это такая же топовая команда, я считаю, там у нас есть и спортивный, и коммерческий интерес. Мы выпустили первую линейку одежды, она очень красивая, у меня есть, я сам ношу. Не готов согласиться с тем, что «Барс» − это только команда для обкатки. «Барс» − это такая же топовая команда со спортивными интересами, там можно ставить такие же коммерческие цели. Есть проблема, когда по 200-300 человек ходят на матчи, но так сложилось. Мы для себя ставим другие задачи – готовимся на следующий сезон, у нас стратегические задачи многолетние, в том числе, и по этому направлению. Вы знаете, и я, и президент «Ак Барса» Наиль Маганов мечтали, чтобы «Барс» и «Нефтяник» в этом сезоне сыграли в финале Кубка Петрова. И мы были к этому близки.

Комментарии

Добавление комментариев доступно только для зарегистрированных пользователей