logologologo
cup
Обладатель Кубка Гагарина 2009, 2010 и 2018
cup
Чемпион России 1998, 2006, 2009, 2010 и 2018
cup
Обладатель Кубка Европейских чемпионов 2007
cup
Обладатель Континентального Кубка 2008
Генеральный спонсор матчей с участием
ХК «Ак Барс», ХК «Барс» и ХК «Ирбис»
Ко всем новостям
29 ноября 2021
Интервью

«50 болельщиков на трибуне – это аншлаг!». Воспитанник «Ак Барса» в ОАЭ: рос с Петровым, играет в торговом центре, рад переезду

image

3 декабря «Ак Барс» проведёт в Дубае матч KHL World Games против «Авангарда». Локация экзотическая, но знакомая с хоккеем – в лиге ОАЭ пять команд, в которых много россиян и даже казанские воспитанники. Один из них Максим Ахметзянов начинал играть с Кириллом Петровым, поездил по ВХЛ, а теперь выходит на лёд торгового центра в составе «Дубайских белых медведей».

Его интервью – погружение в хоккей Эмиратов, где запрещены силовые приёмы, в защите играют до 50 лет, но при этом платят неплохие зарплаты.

– Максим, чувствуется, что Дубай живёт в предвкушении матча между «Ак Барсом» и «Авангардом»?

– Наружная реклама появилась только во второй половине ноября плюс реклама в Instagram. А так, хоккейный мир проявил большой интерес. Едва билеты поступили в продажу, президент клуба сразу написал в общую группу – кому сколько нужно. Многие по 5-7 билетов брали, серьёзный ажиотаж.

– За кого будете болеть в этой встрече?

– Конечно, буду следить за игрой. Я хоть давно и не играю в Казани, но все равно стараюсь следить за играми «Ак Барса». Жаль, что как раз на время матча у нас в чемпионате пауза, мы прилетели в Казань. Было бы здорово поприсутствовать, но, увы, смотреть придётся по телевизору. Буду болеть за красивый хоккей и победу Казани.

– Как случился переход в чемпионат в ОАЭ?

– Подтолкнула пандемия. Летом 2020 года у меня были договорённости с европейским клубом, но не срослось. К осени уже начал нервничать, но тут мне звонит вратарь Павел Попков, тоже воспитанник «Ак Барса», только 1988 года – он успел поиграть за «Ак Барс-2» и «Барс» в МХЛ. Паша предложил поехать в Эмираты. Времени на подумать было немного, я отправил свою статистику, довольно быстро руководство команды приняло по мне положительное решение. Спустя неделю после звонка я уже летел в Дубай.

– Кто-то ещё на тот момент из россиян играл за Dubai White Bears?

– Александр Карабет – он же президент и один из основателей клуба, а через несколько дней после моего перехода к нам присоединился ещё один татарстанец – Айрат Бадыгиев. Айрат родился в Казани, начинал играть в хоккей в школе «Ак Барса», но потом перешёл в «Нефтехимик». Его за карьеру здорово помотало: и за «Молот-Прикамье» поиграл, и в Азиатской лиге за «Сахалин», и в Румынии.

Команда наша существует уже 10 лет, один раз становилась чемпионом, несколько раз выигрывала регулярку. Её основали россияне, за команду регулярно играют ребята с опытом КХЛ.

– Что вас больше всего удивило по прилёту в Эмираты?

– Люди. Там много трудовых мигрантов, очень пёстрый национальный состав. Понравилась их простота и дружелюбие. Все готовы прийти на помощь, очень отзывчивые. Да и как ты будешь злым, если самая плохая погода – это дождь раз в год?

Слева направо: Павел Попков, Максим Ахметзянов, Айрат Бадыгиев

«НАША ДОМАШНЯЯ ПЛОЩАДКА – В DUBAI MALL, КРУПНЕЙШЕМ ТОРГОВОМ ЦЕНТРЕ В МИРЕ»

– Вообще, какая структура у чемпионата ОАЭ по хоккею?

– Полупрофессиональная лига. Всего в лиге пять команд, который представляют Абу-Даби, Дубай и Эль-Айн. Кстати, за «Эль-Айн» играет ещё один татарстанец – Артур Зайнутдинов. Так вот, чемпионат проходит в три круга, затем с полуфинальной стадии начинается плей-офф до двух побед. Мы в прошлом сезоне выиграли регулярку, но вылетели в первом же раунде. В каждой команде примерно 5-7 игроков, имевших опыт выступлений на профессиональном уровне. Остальные – это или арабы, которые только осваиваются в хоккее, или любители.

Чемпионат больше существует для национальной сборной. По правилам IIHF для участия в ЧМ необходимо иметь свою лигу. За сборную в основном играют иностранцы, которые обладают спортивным паспортом Эмиратов, так как получить гражданство очень сложно.

– А для кого существует лига? Едва ли там огромный интерес со стороны болельщиков.

– Согласен, в ОАЭ популярны скорее скачки, чем хоккей. У «Белых медведей» домашняя площадка – это Dubai Mall, крупнейший торговый центр в мире – и на хоккей попадают случайные люди. Для тех, кто заинтересовался, есть небольшая трибуна. В сравнении с тремя городами в Дубае самая высокая посещаемость. Причём в Абу-Даби и Эль-Айне команды играют в капитальных дворцах, а у нас есть только площадка в молле. Вход на матчи чемпионата бесплатный, а если в Абу-Даби на хоккей придёт 50 человек – можно считать это аншлагом. Отчасти на посещаемость влияют ковидные ограничения. Например, в эмирате Абу-Даби на спортивные мероприятия пускают только по сертификату в специальном приложении. Его можно получить либо после вакцинации, либо при свежем ПЦР-тесте. Средняя цена теста около трёх тысяч рублей – это может отпугивать.

В Дубае с ограничениями всё гораздо проще, а огромный интерес к хоккею проявляют посетители молла, туристы. Балконы на этажах над площадкой постоянно забиты, все снимают на смартфоны. Многие ведь и лёд никогда не видели вживую, а тут ещё и в хоккей играют!

– Кто владеет клубами в лиге ОАЭ?

– Нашей командой владеет бизнесмен Александр Карабет, он создал её 7 лет назад. Плюс есть дополнительные инвесторы – словак Виктор Желинек и украинец с немецким паспортом Владислав Галкин, которые выступают за клуб. Dubai Mighty Camels связана с Владимиром Бурдуном. Al Ain Theebs и Abu Dhabi Storms – два базовых клуба для сборной, думаю, их контролируют шейхи.

– Все дубайские команды играют в одном молле?

– Да, хотя есть один старенький ледовый дворец. А матч между «Ак Барсом» и «Авангардом» пройдёт в другом месте – многофункциональной площадке. На ней никогда не играли в хоккей, её подготовят специально к матчу, а обычно используют под концерты.

– Не тяжело жить в температурных контрасте между льдом и жарой в +40?

– Организму тяжело, когда выходишь на лёд. Температура в молле не такая, как на российских аренах, жарковато. При этом к качеству льда никаких претензий – он в порядке.

– После российских выездов в Первой лиге, чемпионат ОАЭ – сказка?

– Конечно. Самая долгая автобусная поездка в моей карьере длилась 38 часов, а в Эмиратах – час! В Дубайском эмирате ограничение 120 км/ч по автомагистрали плюс 20 км/ч допустимая погрешность, в Абу-Даби – 140 км/ч, то есть между двумя крупнейшими городами можно преодолеть путь за час по шикарной дороге.

У нас нет клубного автобуса, все выезжают на своих автомобилях. В прошлом сезоне один раз перепутали дороги, дали крюк в 300 км вместо 100, но это даже круто – увидели обратную сторону жизни ОАЭ и Дубая. Ехали по пустыне, где коренное население до сих пор живёт в каменных постройках, не у всех есть кондиционеры, вдоль дороги ходят верблюды. Но даже через эту пустыню пролегает четырёх-шестиполосная трасса.

«СРАЗУ БЫЛО ВИДНО, ЧТО ПЕТРОВА ЖДЁТ БОЛЬШОЕ БУДУЩЕЕ»

– Как вы пришли в хоккей?

– Я рос в спортивной семье. Мама – мастер спорта по спортивной гимнастике, отец играл в хоккей на первенстве Казани. А я выбрал хоккей по простой причине – в нашем дворе на Мавлютова (улица в спальном районе Казани – прим.) была коробка, с пяти лет всю зиму проводил на ней, поэтому отец отвёл меня в секцию «Ак Барса».

– Мы говорим о середине-конце 1990-х годов, когда были трудности не только с хоккейной экипировкой, но даже с едой. Как решали проблему с коньками, клюшками?

– Понятно, что первый раз я надел огромные отцовские коньки, но вообще с этим повезло больше, чем сверстникам. Родители в то время могли позволить купить лучшую форму, отец часто ездил в Москву, откуда привозил экипировку. Наверное, в моём возрасте я был первым в городе, кто вышел на лёд в оригинальных коньках Bauer, дорогое удовольствие. Но начинал с деревянных клюшек, это сейчас у ребят в секциях невероятные условия, а тогда всё было иначе.

– Наверное, было тяжело кататься с Мавлютова в старый Дворец спорта?

– Да, встаёшь в 5 утра, идёшь на 52-й автобус, который иногда мог проехать мимо. Иногда родители подвозили на машине, но чаще ездил на автобусе, надо было успевать к 6:00. С Горок было много ребят, занимавшихся в секции, все через это проходили. Плюс в детстве были проблемы со льдом – один дворец на весь город, мы катались 40-50 минут на половину площадки.

Лет с 16 я дополнительно играл на первенстве города за команду ТАН. Тогда с нами бок о бок бегали Андрей Макаров, Вячеслав Рахин, Андрей Писарев, Равиль Фазлеев – уже ветераны.. В тот момент я чётко осознал – детский хоккей заканчивается, могут и жёстко встретить. Тогда же хоккей принёс первые деньги, пусть и небольшие.

«Белые медведи»

– Самым ярким выпускником школы «Ак Барса» 1990 года рождения стал Кирилл Петров. Уже с детства было видно, что из него вырастет большой игрок?

– Да, он на всех турнирах забивал больше сверстников. Специалистам сразу было видно, что Кирилла ждёт большое будущее, тем более он из хоккейной семьи. Не у всех ребят дома могли подсказать, в чём нужно стать сильнее, изменить в своей игре, а дедушка Кирилла – отличный тренер, подсказывал.

– Доводилось играть с ним в одной тройке?

– Иногда нас ставили вместе. Чаще я играл с Артуром Садриевым, Артёмом Лагутиным, Ленаром Абдрахмановым, Александром Суминым. Звенья постоянно тасовались, не было такого, что связки оставались неизменными на протяжении нескольких лет.

«В ТРУДОВОЙ КНИЖКЕ СТОИТ ПЕЧАТЬ – РАБОТАЛ В ЗОНЕ КРАЙНЕГО СЕВЕРА»

– Почему вы покинули систему «Ак Барса»?

– У меня было несколько попыток сменить школу, но каждый раз возникали препоны. Например, в 17 лет мной интересовались в Волжске, но «Ак Барс» не отпустил. В выпускной год мне не предложили остаться в системе, чему я не сильно расстроился. В 2008-м я поехал на просмотр в самарский ЦСК ВВС, сыграл несколько контрольных матчей с клубами Вышки, но не сложилось. В итоге возник вариант с новочебоксарским «Соколом» из Первой лиги.

В общей сложности я провел там шесть сезонов. Теперь даже играл за ветеранскую команду из Новочебоксарска в товарищеский турнирах.

– Что представляла собой Первая лига в то время?

– Большая часть клубов – это фармы команд Суперлиги и Высшей лиги плюс самобытные коллективы. На мой взгляд, тогда была правильная структура чемпионата: в «Соколе» из Новочебоксарска, «Олимпии» из Кирово-Чепецка, «Прогрессе» из Глазова, «Челны» из Набережных Челнов играли мужики с большим опытом, а в фармах – выпускники школ. Заметьте, «Ак Барс-2», играя молодёжью, стабильно шёл в лидерах регулярки. Имея такой опыт, ребятам дальше было легче адаптироваться к взрослому хоккею. А сейчас что? Переход из МХЛ в ВХЛ достигается за счёт искусственных мер – ограничения на возрастных игроков в составе.

Первая лига была достаточно сильной: «Ак Барс-2», «Сокол», «Олимпия» имели хороших мастеров. Проводили по 80 игр, как в НХЛ, но в молодости такой марафон попросту не замечаешь.

– На игры с «Ак Барсом» выходили с особым настроем?

– Нет, для меня это были рядовые матчи.

– У вас довольно насыщенная география городов – после Новочебоксарска был Саратов, Набережные Челны, Глазов, Саранск, даже Ноябрьск. Все клубы жили за счёт бюджетных средств?

– В Новочебоксарске команду содержало местное предприятие, потом его выкупили москвичи, а им хоккей был абсолютно неинтересен, так что нагрузка легла на город. В Набережных Челнах клуб тоже жил за счёт средств города, в Саратове – областного бюджета. Причём в Саратове часто были финансовые проблемы, хорошо, что мне повезло там выступать, когда их не было.

Помню, мы однажды с «Кристаллом» прошли первый раунд плей-офф, после этого к нам в раздевалку сразу набежали саратовские чиновники, депутаты. Один из них берёт слово: «Парни, знаете когда последний раз Саратов проходил дальше первого раунда плей-офф? В сезоне 1996/97!». В тот год «Кристалл» выбил «Ак Барс», который все называли главным претендентом на чемпионство. Вот, думаю, удачно я заехал.

Максим Ахметзянов составе «Мордовии» / фото: vk.com/hcmordovia

– Как вы оказались в Западной Сибири?

– «Ямальские Стерхи» тогда приехали на игру в Новочебоксарск, после неё тренер подошёл, сделал нескольким игрокам «Сокола» предложение о переходе. Условия были очень хорошие, согласились. Доиграли календарный год, сели на поезд, спустя двое суток добрались до Ноябрьска – вышли на улицу, а там -50 градусов. Причём в трудовой книжке у меня даже стоит печать, что работал в зоне Крайнего Севера – задержался бы на несколько лет, глядишь, и пенсионные льготы бы светили.

Мне очень понравилась зима в этих краях. Вроде, кажется, -40, мороз, но низкая влажность, и погода воспринимается нормально. Чистый воздух, каждый день снег. Единственный минус – короткий день, клонит в сон.

– Зато в Саранске вы все сезоны Первенства ВХЛ завершали в медалях.

– Да, от этого города у меня тоже только положительные воспоминания. Очень уютно, спокойно, красивый центр. Думаю, если бы «Мордовию» не расформировали – я бы до сих пор там играл. Причём по себе знаю, что в Саранске очень порядочные люди управляли клубом. Клуб тогда спонсировался 50/50 из бюджета и средств инвесторов. Перед закрытием нам не платили деньги с конца сезона 2018/19, а летом мы собрались на сборы, после чего половину долгов закрыли. Постепенно ребята стали разъезжаться, я в их числе. Через два дня после моего отъезда в ЦСК ВВС объявили о закрытии «Мордовии». Оказалось, что республика не выполнила свою половину обязательств, но директор сумел договориться со спонсорами и перед нами закрыли все долги.

«САМОМУ ВОЗРАСТНОМУ ИГРОКУ – 51, В ЗАЩИТЕ НЕТ ИГРОКОВ МОЛОЖЕ 35»

– Вернёмся к Dubai White Bears. Представители скольких стран собраны в команде?

– В этом сезоне к нам присоединился пятый россиянин – Богдан Рафиков, который прошёл через систему «Магнитки». Больше всего канадцев – 10 человек, есть 4 словака, американец, финн, хорват и британец. Самому возрастному игроку – защитнику – 51 год, причём у нас в защите вообще нет игроков моложе 35 лет. Многие играют со времён основания клуба.

Все имеют какую-то основную работу в Дубае, а хоккей для них – это скорее досуг, развлечение. В лиге есть ливанские, алжирские канадцы, которые так или иначе сталкивались с хоккеем в молодости.

– А как преодолеваете языковой барьер?

– Тяжело, надо было учить английский в школе, но кто знал, что так жизнь повернётся (смеётся). Приходится коммуницировать на пальцах, но Паша Попков отлично владеет английским, управляет процессом игры от ворот.

– Но у вас русскоговорящая тройка в атаке?

– Нет, я играл с британцем, словаком, хорватом, канадцем. Проблем на льду не было, химию нашли довольно быстро, а базовые фразы я быстро выучил.

– Команда тренируется самостоятельно?

– В неделю у нас две ледовые тренировки, одна игра плюс пару раз в неделю выступаем в чемпионате Дубая, но делимся на разные команды. Физическую форму поддерживаю самостоятельно – в моём жилом комплексе есть тренажёрный зал и бассейн, они входят в стоимость аренды жилья. Плюс наш защитник Джон Бриттон содержит сеть фитнес-центров, там он проводит для команды функциональные тренировки.

В прошлом сезоне у нас был играющий тренер, словак Иван Дорнич. Его в своё время задрафтовал «Нью-Йорк Рейнджерс», но в НХЛ так и не сыграл. Сейчас нас тренирует немец Рик Аманн, участник двух Олимпиад.

– Подход европейских тренеров отличается от российских?

– Да, европейцы никогда не будут ругать тебя за ошибки. Даже если ты привёз гол: «Всё нормально, всё хорошо, не волнуйся». Но здесь надо понимать разницу менталитета – для них чемпионат скорее развлечение, а нам принципиально важна победа. Канадцы, к слову, тоже не могут выйти отбывать номер.

– То есть не все навязывают силовую борьбу?

– Здесь важен такой момент – регламентом чемпионата ограничена излишняя силовая борьба. Если кого-то жёстко встретить, человек из-за этого получит травму, то на тебя наложат жёсткие санкции. Это связано с тем, что большинство игроков имеет основную работу и ты своим силовым можешь помешать чьей-то профессиональной деятельности. Поначалу я собирал по 10 минут штрафа за матч, потом привык.

– Хорошо, а плей-офф тоже проходит без накала и искр?

– Нет, там немного другая история. Матчи плей-офф обслуживают профессиональные судьи, в том сезоне это были словаки. Они дают возможность играть чуть жёстче, хоккей становится плотнее.

– Местные власти как-то поддерживают развитие хоккея?

– В нашем эмирате всё строится только на собственной инициативе. Например, родители оплачивают аренду льда, услуги тренера для своих детей. В эмирате Абу-Даби картина иная: у них есть сеть бесплатных школ, представлен даже женский хоккей.

«ВЫСТУПАТЬ ЗА СБОРНУЮ ОАЭ? С РАДОСТЬЮ!»

– Хоккей в ОАЭ – дорогое удовольствие?

– Не могу сказать точно, какие бюджеты у команд. White Bears арендует лёд в Dubai Mall, думаю, расходы немалые – час аренды обходится примерно в 30 тысяч рублей. В другое время там же организуется массовое катание, один билет туда стоит 2 тысячи.

Клуб оплачивает нам авиабилеты, визовые вопросы, аренду жилья в хорошем районе, приобретает всю экипировку, платит зарплату. Но таких ребят, как я, кто на зарплатах – очень мало, поэтому суммарные расходы, думаю, выглядят даже скромнее ВХЛ.

– На фоне зарплат в российских низших лигах вы сильно выиграли?

– Чистая зарплата выше, чем была в «Мордовии» или других клубах, но и расходы выше. Не скажу, что продукты в ОАЭ критично дороже, чем в России, но разница в цене ощутимая. Нужно понимать, что их доставляют по морю или авиатранспортом. При этом уровень доходов местных жителей гораздо выше, чем у среднестатистического россиянина, так что для них такие ценники – не проблема. После переезда по деньгам я выиграл, но не сильно.

– Если порассуждать: отрезок в чемпионате ОАЭ – лучший в вашей карьере?

– Наверное, да. Окунулся в другой уровень жизни, сделал шаг вперёд. В плане хоккея Первенство ВХЛ было, наверное, чуть выше, но я не могу сказать, что регрессирую как спортсмен. Да, игр мало, а прогресс приходит, если играешь стабильно, мне кажется, сейчас я замер на одном уровне.

– А если бы в 2020-м пришлось делать выбор между Россией и ОАЭ?

– Сложно сказать. Если бы вы задали мне этот вопрос тогда, то выбрал бы Россию. Спустя год я совершенно не разочарован переездом в Дубай.

– Готовы рассмотреть предложение о выступление за сборную Эмиратов?

– Да, с радостью. Не вижу в этом ничего зазорного.

Смотри также
Все новости
Подпишись на нашу рассылку
subscription-bg
Спонсоры матчей с участием
ХК «Ак Барс», ХК «Барс» и ХК «Ирбис»
Партнеры Чемпионата КХЛ сезона 2021/22
logo
Loading... Loading... Loading...